196 лет со дня рождения Тараса Шевченко

Исполнилось 196 лет со дня рождения Тараса Шевченко

Отношение нашего общества к эпической фигуре гениального национального поэта Тараса Григорьевича Шевченко, или, как принято его обычно патетически именовать, Великого Кобзаря, отчасти отражают два варианта купюры номиналом сто гривень с его автопортретами.

Но одной — насупленный, суровый старик в папахе и кожухе. Образ этот перекочевал к нам прямиком из советской эпохи, которая признавала в поэте в первую очередь его, крепостного крестьянина по рождению, классовую ненависть к царизму, анархическое бунтарство и сочувствие к нищим и обездоленным.
Более модерное представление о Шевченко запечатлено на новом банковом билете с его изображением. Там он кудрявый юноша в рубашке апаш, элегантный и элегичный. В общем, типичный европейский художник. Если в глазах и мелькает печаль, то явно не о судьбе народа, а из-за амурного или творческого волнения. Кажется, именно такой хочет выглядеть Украина в движении по «западному вектору», в сторону демократии и гуманизма. Это, можно сказать, два официально утвержденных канона.
Оба, кстати, достоверны, но горе Тараса Григорьевича, как и любого, в сущности, классика в том, что дальше канона практически никто в него и не заглядывает. В случае с Шевченко это усугублено тем, что классик он государственный. Отец нации. Символ ее духа. Икона. Идол. На икону принято молиться, идолу – ритуально поклоняться. Возможно и, скорее всего, истово и искренне, но, как правило, автоматически, без размышлений и сердечного участия. Между тем поэт, художник, мыслитель полноценно продолжает существовать в культуре только тогда, когда новый зритель или читатель вступает с ним в живой и взыскующий диалог. Но вести его иногда сквозь слой хрестоматийного глянца и почтительной позолоты крайне затруднительно. Если хотя бы на миг снять фигуру великого поэта с постамента, что в нем окажется созвучным нашему времени? Что в Шевченко актуально сегодня, какие его идеи и чувства способны консолидировать нацию? С этим вопросом редакция «СН» обратилась к нескольким авторитетным деятелям современной культуры. И вот что мы услышали в ответ.
Мирослав ПОПОВИЧ, философ:
«Когда мы празднуем какие-то события, отмечаем каких-то людей прошлого, то нам кажется, будто мы возвращаемся в это прошлое. Это глубокая ошибка. И это выгодно только идеологии. На самом деле, прошлое может жить только тогда, когда оно переживается по-новому, переосмысливается с современных позиций. Пока же все наши торжественные славословия зиждутся на том, что, как сказал один поэт по другому поводу, мы себя под кем-то «чистим». Это историческая иллюзия. Она исходит из архаичного представления о памяти и памятниках. Если же Шевченко читать сегодняшними глазами, то он будет интересен и актуален не своими романтическими и, кстати, довольно утопическими призывами вроде «кайдани порвіте, і вражою злою кров’ю волю окропіте», которые сегодня способны только пугать людей, но совершенно иными вещами.
Например, есть у него удивительный рисунок Иисуса Христа — с огромными, как блюдца, глазами и крохотными, будто атрофированными, ручками. Этот рисунок аккумулирует для меня современное звучание Шевченко. Он не был погромщиком-революционером. У него самого глаза были, как у Христа на этой картине. Он был преисполнен сочувствия к людям. В конце концов, надо, уверен, с восхищением оценить саму уникальность его биографии. Ведь этот человек поднялся с самого несчастного дна, взошел на вершину и стал великим художником. И этот пример, по-моему, способен вдохновлять людей. У нас же сегодня фактически возрождено классовое общество. Человеку из низов очень трудно выбиться в люди. Вы полагаете, что Шевченко осуществил американскую мечту? Да, можно и такой вывод сделать. Так или иначе, но такой его образ значительно ближе людям, чем стереотипы, навязанные учебниками — что советской, что независимой поры. Не борца в нем надо культивировать, а гуманиста. Личность, которая может принять чужую беду, как свою, очень ко времени. И может служить для нации объединительным началом».
Иван ДРАЧ, поэт:
«Что в поэзии и личности Шевченко может служить для нации цементирующим фактором? Огромная тревога и великая боль за свой народ, за землю свою. От великой боли все у него рождалось. Такого ранга фигуры, такого мощного таланта Украина больше не знала. Конечно, этот талант породила особенная историческая ситуация и личные условия становления поэта. Вспомните слова Остапа Вишни: «Нужен был один человек, один талант, который спас бы целый народ и целую эпоху». Но нельзя забывать, что Тарас Григорьевич был еще и уникальным человеком. Он для Украины, действительно, как Христос. Человек, который взял на себя все беды, все муки и все страдания своего народа. И это обязательно надо помнить. И хотя бы в меру сил пытаться наследовать».
Сергей ЯКУТОВИЧ,
художник:
«Мне кажется, что главное в Шевченко — это умение реализовать себя в любых условиях. Как раз сейчас, в период тотального кризиса, эта черта представляется очень важной. Надо суметь состояться, несмотря на любое противодействие. Его человеческий подвиг беспримерен. Но обусловлен он еще одним чрезвычайно важным качеством — верой в себя. Шевченко — никоим образом не нафталинный, не допотопный герой. С ним произошло самое ужасное, что случается с личностями такого масштаба: объявив их классиками, их как бы автоматически хоронят.
Вот и Шевченко можно поклоняться, но не понимать. Его вознесли на пьедестал, поместили в музей, но как человека забыли. А ведь человек он фантастического мужества и упорства. Повторю, его самореализация — это жизненный подвиг. Деревенский, к тому же крепостной парень из Моринцов достиг многого, но главное он построил себя, несмотря ни на что. И это дорогого стоит».
Иван МАЛКОВИЧ, поэт:
«Я все равно убежден, что самым важным в Шевченко прежде всего является его слово, качество поэзии. Я много раз об этом говорил и продолжаю считать, что надо больше читать Шевченко. Я уверен, что, возможно, нужно подготовить телепроект, где его стихи читали бы современные поэты. Прежде всего те, кто авторитетен у молодежи и умеет владеть аудиторией, скажем, Юрий Андрухович, Виктор Неборак или Сергей Жадан. Это было бы самое лучшее, что могло бы сделать государство для того, чтобы Шевченко был услышан и понят. Это воспитывало бы доверие к этому умному и колдовскому слову. Это была бы не просто популяризация поэзии, но акт очищения самого украинского языка. Да, надо говорить о жизненном героизме, страдании и стоицизме Шевченко, но важнее научиться слышать его поэзию».
Наталка БЕЛОЦЕРКОВЕЦ, поэтесса:
«В Шевченко, помимо бронзового величия, которое создали потомки, есть все же гениальная простота. И не случайно в конце жизни он начал активно обращаться к библейским образам. Не потому, полагаю, что ощущал себя старым и больным человеком. Просто Библия давала ему основания для простого, проповеднического языка. Он по праву вошел в нашу духовную историю как пророк, проповедник, учитель. Это было необходимо нации в XIX веке, но, кажется, остается востребованным и сейчас. Не вождь, борец или пламенный революционер, а именно наставник. Он по сути своей — святой, проповедник, учитель нации. И для донецких степей, и для карпатских гор».
«Столичные новости»



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет