25 лет Независимости в Украине и Донбассе

Евгений ФИАЛКО

DevochkaСегодня Украина празднует 25-летие Независимости. Вряд ли тогда, 24 августа 1991 года, мы думали о том, что будет с нами через четверть века. Даже само провозглашение независимости Верховной Радой воспринималось как очередная декларация, которая ничего не значит и ни к чему не обязывает. И, действительно, этот Акт потом пришлось подтверждать на Всеукраинском референдуме 1 декабря, когда уже стало понятно, что Советский Союз доживает последние дни...

А тогда, в двадцатых числах августа 1991года, всех волновали недавние события ГКЧП, показавшие цинизм правящей верхушки, готовой пойти на кровопролитие ради сохранения своей власти. Интересно, что такие действия поддержала часть простых людей, работяг, назвавших попытку ГКЧП «последней возможностью навести порядок». Правда, в отличие от демократов, бросавшихся под танки, никто из них не вышел защищать гэкачепистов. А те, в свою очередь, сразу же принялись зачищать следы, чтобы служить уже новой идеологии. Возможность очистить власть от приспособленцев была упущена в самом начале пути к новой Украине. Эта «вирусная палочка» жива до сих пор.
Все, что происходило в центре Киева и на Западной Украине, здесь, в донецкой глуши, казалось непонятным, странным и, по крайней мере, не имеющим для нас какого-то особого значения. Жизнь двигалась по привычной колее, и разделение Союза на отдельные государства в признанных границах воспринималось как формальность. Даже создание собственной армии, валюты, признание Украины другими государствами казалось несерьезным, чем-то временным.
В этом плане весьма символично было появление желто-голубого флага, который после решения городского совета, установили не на крыше исполкома, где находился флаг УССР, а на козырьке над входом. Из-за разных потоков воздуха они часто развевались в противоположные стороны и вызывали улыбки у прохожих.
Я помню, как примерно через год на одном из совещаний тогдашний мэр Геннадий Пронин настраивал городскую элиту на то, что изменения в стране зашли так далеко, что вряд ли будет возврат к прошлому. Судя по интонации, это стало неожиданностью и для него самого. Одним словом, даже через год после провозглашения Независимости у нас мало кто верил, что это всерьез и надолго…
Каждый день вокруг что-то происходило. Как правило, то, что казалось внешне привлекательным, вскоре оказывалось обыкновенным разводом доверчивого электората. Та же приватизация, например. Мы все больше погружались в трясину бытовых проблем, занимались элементарным выживанием. Вряд ли кто думал о Независимости Украины и о том, что человек может быть счастливым только в своей собственной стране. В те годы многие верные и преданные сторонники украинской идеи утратили надежду и сникли.
Однако ростки нового упорно пробивались сквозь выжженную землю, на которую упали первые капли дождя. Кто не утратил способность мыслить и сопоставлять, все чаще задумывались над тем, что было до 1991 года и что происходило на их глазах. И они не хотели возврата в прошлое. В 2004 году оказалось, что новое и старое разделило Украину примерно поровну. В Киеве народ вышел на Майдан, и это была победа, ведь еще несколько лет назад новые силы только заявили о себе.
Но потом было предательство того, на кого возлагались все надежды, отчаяние, усталость, реакция, террор — и, наконец, свобода добытая кровью. Украинцы поняли, что никто никогда (никакой мессия) не принесет свободу на блюдечке с голубой каемочкой. Как говорил один из запорожских атаманов Северин Наливайко: «А где, скажи, когда была без жертв искуплена свобода?»
К сожалению, жертв понадобилось очень много, и с каждым днем мортиролог растет. Однако мы не можем остановиться на полпути, ибо предадим тех, кто уже отдал свою жизнь за нашу свободу и независимость.
К сожалению, подтвердились и слова нашего пророка Олексы Тихого, предупреждавшего 40 лет назад, что, если мы поддадимся ассимиляции, «ганьба та прокляття впадуть на голови кожного з нас, донбасівців».
25 лет — это начало взросления. Это период осознанного выбора и понимания своей ответственности.
Если на проукраинские акции десять лет назад выходило по 20 человек, то сейчас — 100-200 и больше. И это в условиях российской агрессии и враждебного отношения части населения. Однако после «ДНР» люди поняли, что Независимость никто не дает — ее берут.
В этом понимании надежда, что теперь у нас никто ее не заберет, потому что мы этого не позволим.


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 1,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет