Бизнес — религия дела

Александр БЫВШЕВ, профессор,  КЭГИ (Краматорск)

Читателю этой статьи придется сразу же прибегнуть к критической оценке материала. Уж слишком он нетривиален. Украинские психологи и политологи часто спрашивают разных людей, чем они недовольны в жизни. Многие выражают неудовольствие сегодняшним качеством продуктов, высокими ценами, плохими начальниками, алчными предпринимателями, низким уровнем пенсий и зарплат.

byvshev

Но мало кто задумывается, что в настоящем перевернутом мире происходит распад исходных оснований, утрата смысла жизни, а это — уныние, безразличие, апатия и т.д. Сейчас эта проблема у нас приобрела еще большую актуальность, и ее основные аспекты автор попытался изложить в данной статье. ставя и отвечая на вопросы психологического, социального, этического и морального плана.
Дело не только в трудности ответа на вопрос: «Зачем человек живет?». Это ведь область Божественного присутствия. Нам нужно понимать, кто есть, кто и что есть что. Отсутствие такого понимания намного хуже, чем обычные бытовые недовольства многих людей, для которых исход и неверие в свои силы и возможности стали почти что символами, а воинствующий произвол и постоянное противостояние политических группировок — их повседневной реальностью.
Если человек перестает видеть мир таким, каков он есть на самом деле, перестает отличать белое от черного, он теряет точку опоры, теряет разум, теряет себя и превращается в «хомо идеотис»- «человека простого», который в идеале являет собой продукт среды воспитания: он не обладает самодостаточным «я», не имеет своего дела, своей собственности, не отвечает за себя. Он привык к всемерной заботе и просто реагирует на меняющиеся стимулы среды, норовит сбиться в группы себе подобных. При этом происходит самое страшное — порча человеческого материала на несколько поколений вперед.
Мы сейчас пользуемся англоязычным эквивалентом русского слова «дело» - «бизнес», потому, что боимся бизнеса, и «дело» нашло новую языковую замену в непереводимом ни на один язык в мире термине «мероприятие». В свое время, сколько их намечалось, сколько переносилось из одного протокола в другой, сколько было указаний разработать план мероприятий!
Изменения никогда не доставляли трудности: человек, реагирующий на среду, привык постоянно перестраиваться, менять маршрут своего передвижения по коридорам лабиринта. Еще не так давно провозглашался лозунг: «Да здравствует марксизм- ленинизм — вечно живое, всепобеждающее учение!». Сегодня эти же люди кричат другое: «Создадим коалицию демократических сил!», «Да здравствует приоритет общечеловеческих ценностей!», « Весна победит!», «Осень восторжествует!».
Что же происходит? Происходит самое худшее — все говорится вполне искренне и с энтузиазмом, но в этой простоте исчезает последняя надежда на восстановление утраченного смысла. «Хомо идеотис» чутко реагирует на изменения, разворачивается и перестраивается Он, вероятно, не догадывается, что еще никому в этом мире не удалось из него уйти, не расплатившись. Остается лишь надежда на тех, кто умеет платить и расплачиваться — на людей дела, ибо они отличаются от «простых» людей удивительным качеством: никогда не жалуются на судьбу и не выражают неудовольствие по поводу мелких житейских неурядиц. Они принимают на себя личную ответственность за происходящее и делают все, чтобы его изменить к лучшему. Не обстоятельства делают их, они делают обстоятельства и вместе с обстоятельствами — самих себя. К сожалению, в русском языке нет точного аналога слову «салфмейд-мен» — «тот, кто сам себя сделал».
Какое отношение имеет вся эта философия к бизнесу? Можно сказать самое прямое. Утратив смысл жизни, мы утратили и подлинный смысл бизнеса как истового и самоотверженного служения, не знающего корысти «делания» денег. Здесь не уместна алчность: бедные более алчны, чем богатые, но у последних есть все возможности уменьшить количество бедных, было бы желание.
Попробуем восстановить хотя бы мысленно, природу делового предпринимательства и понять его духовные истоки, не отделимые от строгого соблюдения моральных предписаний. Нового здесь ничего нет, все было известно со времен Джона Соборта Милля, впервые обосновавшего этику полезности.
Об украинских бизнесменах регулярно в прессе печатаются разные материалы, с которыми знакомится читатель. Однако остается очень стойким штамп: бизнесмены — это воры, бандиты и т.д. Пролетарское представление о бизнесе вызывает в воображении толстую физиономию дельца, который только и думает о том, кого бы обмануть и ограбить, подвергнуть еще более изощренной эксплуатации, набрать в мешок больше денег.
Основоположник соцреализма Максим Горький был крайне удивлен узнав, что миллионер не обжирается мясом за завтраком, а ограничивает себя бутербродом и стаканом сока. Наивно полагать, будто финансовые воротилы экономят на завтраках. Видимо, дело в чем-то другом. Дело — в Деле, в стремлении реализовать нужные идеи в нужное время и в нужном месте, а не заниматься демагогией.
Дело, бизнес — это вечное, безостановочное «делание» денег не ради того, чтобы пить, есть и развлекаться, а чтобы делать деньги. Примерно так же работает ученый, зная, что книга, на которую он потратил годы, утонет в миллиардах аналогичных книг. Вопрос: «Зачем ты это делаешь?» — для него бессмысленный. Так же работает и художник, так же истово служит Богу монах, для которого не имеет смысла вопрос, кому нужно его профессиональное призвание. И во всех этих, казалось бы, не целесообразных делах, являет себя целесообразное устройство мира, идет невидимым путем история — не обязательно мировая, над человеческая история.
Речь — и об истории прожитого дня, и об истории предприятия, истории человеческой миссии, об истории народа. И если молодые люди начинают задумываться над тем, что хаос личных интересов никогда не приводит к рациональной и эффективной системе действий, то тогда мы имеем надежду на позитивные изменения.
Бизнес — своего рода религия. Религия Дела. Бизнес существует ради бизнеса, и, как любое призвание, это дело требует от человека послушания и аскезы. Кроме того, в мире сформировались различные школы бизнеса, которые имеют свою специфику, но у всех этих школ сложилась определенная этика бизнеса, где выше всего ценится надежность и репутация. Старая еврейская притча свидетельствует, что когда большой знаток Торы — основы учености — раввин Ицхок из Бердичева, бедный человек, как и многие цадики в восточно-европейской диаспоре, заговаривал с кем-нибудь на улице, тому был гарантирован неограниченный кредит.
Великое заблуждение считать, что «делание» денег неотделимо от надувательства и преступления. На самом деле, все наоборот. Бизнес, как стиль жизни, и деньги, как основа социальных связей, обеспечивают мир и законность во взаимоотношениях людей, свободу и ненасилие, независимость личности от власти. Словом, все то, что обозначается социологическим термином «правовое общество».
Если же успех в предпринимательстве — все равно, в государственном или частном, — построен на обмане или административной мистификации, популизме, значит, сама система лжива, нелегитимна и рано или поздно обречена на самоуничтожение.
Поэтому бизнес и деньги нужны не только и даже не столько для прокорма, а для восстановления обычного здравого смысла и добропорядочных отношений между людьми, восстановление реальности, уничтоженной в перевернутом мире.
В психологии бизнеса известно, что синдром «делания денег» образует не имитация, а самый настоящий, подлинный образ жизни. Честный, обаятельный, корректный, надежный, сильный, компетентный человек — идеал бизнесмена, конечно же, не создается в университетах и школах бизнеса, он создается в реальной работе.
Секрет прост: притвориться честным, обаятельным, корректным, надежным, сильным, компетентным может только честный, обаятельный, корректный, надежный, сильный, компетентный человек. Хотим мы или не хотим, но бизнесмен — профессия не для каждого. Им надо родиться и сформироваться как человек дела. Кухарка может управлять социалистическим государством, но бизнес признает только бизнесменов.
Что же такое бизнес? Это — любое дело, избранное человеком в качестве своего личного призвания в мире, где людей связывают деньги — мера оценки каждого со стороны всех, а если рассматривать шире, то это, по сути, инструмент устройства общества, в котором реализуется идея конкуренции, идея реализации или самореализации талантливых людей, занимающихся бизнесом. И представить даже трудно, что постоянное утверждение лидеров политических блоков: отделить бизнес от власти, в случае реализации будет похоронным маршем доктрине совместить трансформационную экономику с высоким уровнем реализации социального пакета для большей части населения Украины.
Таким образом, понятие «бизнес», которое трактуется как дело, занятие, приносящее доход не раскрывает сути этого дела, не отражает три элемента ведения бизнеса: ценности, предлагаемые потребителям, деловую модель (стратегическую программу) создания этих ценностей, экономическую модель этого дела как составляющую экономического механизма государства. Есть и четвертый элемент в этой системе — нравственно-этический, который автор статьи попытался раскрыть.
Великий социолог Марк Вебер показал, что в основе предпринимательства лежат выполнение нравственного долга, мирская аскеза, квазирелигиозное служение, а вовсе не стремление к выгоде и сытой жизни. Само дело превращается для бизнесмена в смысл его существования, и методом жизни становится калькуляция. Бесполезная трата времени воспринимается как самый тяжкий грех, а распространенное суждение «время — деньги» уточняется в американской интерпретации как «время, которое у нас есть, — это деньги, которых у нас нет».



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет