Через Пармскую стынь. Часть девятая.

Остатки надгробий на Французском кладбище в ДружковкеПьетро ПЕРГОЛА
(Продолжение.
Начало в № 35-¬45)
12 августа 1941 года Верховный Совет СССР принял Указ «Об амнистии польских граждан» - указ о первой массовой амнистии по национальному признаку за всю историю ГУЛАГа. Если были амнистии по национальному признаку, были, стало быть, и гонения из-за национальной принадлежности! И кто это сможет отрицать? В пятом томе «Покаяния» (Сыктывкар, 2002) историк М. Б. Рогачёв на «Страницах польской трагедии» прямо пишет о геноциде! О том, как «по обмену» передали Гитлеру без малого 43 тысячи польских солдат, и о многом другом тоже. Перечислив всех расстрелянных в лагерях военнопленных, он подводит итог: «Для всего мира это страшное преступление стало символом ГЕНОЦИДА коммунистического режима против поляков» (с. 44). Тогда, летом 41-го, Сталин вторично обмочился в галифе и сдался бывшему противнику, подписал-таки договор с польским правительством в Лондоне. Он так боялся за красную Москву, за собственную шкуру, что тут же освободил 15 тысяч «неисправимых врагов», которые организовались в армию генерала Андерса.
Верное решение проблемы геноцида в СССР подсказывает ветеран войны и труда сибиряк Юрий Минеев. Обращаясь в газету АИФ, он приводит слова писателя Астафьева: «…врагом советской власти сделался весь народ, и она никого так не боялась, как своего народа…сводила его со свету – больше сотни миллионов свела…» (статья В. Костикова в № 5 - 2009). Однако аморфное понятие «народ» наполняют разные национальности! Вот почему следует признать факты геноцида, осуществлявшегося против всех этих наций и племён. В том числе – факт геноцида русского народа. И украинского тоже. Одну из своих работ Н. А. Морозов назвал так: «К вопросу о численности ЖЕРТВ ГЕНОЦИДА (данные о численности заключённых по Коми АССР, 20 – 50-е годы)». Карта, 1998 № 19-20. Ещё есть вопросы?
Вопросы появились у комиссии, созванной по наветам сталинистов-советологов на подъёме кризиса в «День пионерии-2009». Это – аллергическая реакция на Правду внутри колонии полипов-прилипал. Реакция красной биомассы, давно перебродившей в желчь идеологической старости. Затянувшийся кризис духа. Агония вчерашнего дня. Говорил мне не раз Борисович: «Учёные – самый сволочной народ! Зарплата мизерная, власти никакой. Вот и едят они друг друга на карьерной лестнице, чтоб на шесток повыше вскочить! И какой-нибудь Учёный Секретарь мнит уже себя выше, чем ЦК партии. А уж историки! Эти не то, что Родину – маму родную продадут. За степень высшую, за милость божков. Эти борзые баснописцы что хошь изобразят: и чё было, и чего быть не могло. Такой чертополох, такие хащи - и не выкосить их косой!». Да, в интересной компании мы оказались. Так вот в глаза нам врать с высоких трибун! Нарочито замалчивать главное да перевирать факты: не чекисты партийные, выходит, казнили народы, не советска власть, а это украинцы расстреливали украинцев, латыши – латышей!! Большего КОЩУНСТВА выдумать нельзя, но у них нет других аргументов. Вот и кочует эта хромота из сюжета в сюжет, из года в год уже столько времени! А ИТАЛЬЯНЦЕВ ТОГДА - КТО КАЗНИЛ?
Лукавую отповедь шлют. За дураков нас опять держат. Ведь каждый день нам грозят «Грозным» из киностудии ДЕМАРШ! Его устами шлют злобу бесовскую: «Так есть и так будет на Руси!». Вот это – наглядный урок пропаганды, замешанной на мнимом патриотизме, на страхе дыбы. На страшной чёрно-белой картинке сталинского лесоповала, с которой начинается каждая из серий всего этого лживого видеоряда. Нет, не виртуальной возможности виртуального пересмотра истории убоялись оне. Нет, реваншизм всегда требует: «Всё или – ничего!». Просто больные люди: несчастье какое, а!
Власть обязана признать все преступления без срока давности в качестве вины своих предшественников потому, что любая антинародная узда ущербна и недолговечна (ежели не признает – за ушко да на солнышко, прямо в Страсбург). И сроку ей остаётся совсем ничего – три-пять лет по самому верному прогнозу (без учёта кризиса!). Правда ведь: слово Киркук очень похоже на другое – кирдык. Вот и посмотрим тогда, кому же достанутся от мёртвого осла уши. Нет, «Маша и медведь» - не детская сказочка, а изгнание животных.
Эта вина клеймом позора украшает каждого чинушу от культуры и образования, от экономики или МВД. Сегодня они сами превратились в «закоренелых и неисправимых врагов» российского народа! Ведь неспроста член Общественной палаты РФ и заслуженный юрист России Генри Резник так резанул о Бахминой: «Берусь доказать: судьба её уникальна, второй такой заключённой…не содержится во всём ГУЛАГе». Это производит сильное впечатление: никто ещё публично не применял сей якобы устаревший термин по отношению к нашему настоящему! Итак, благодаря полному бездействию властей ГУЛАГ не умер! Напротив, он потихоньку наполняется новыми узниками совести из-за бессовестных отношений: вот тебе и «живой труп»! Во всём мире оппозиция пинает власть за каждую промашку, а у нас какая-то нерусская забава - щекотать покойника.
Всё это началось не вчера, а пошло ещё со смены династий в Царь-Граде. Это с его стен пал чёрный Ангел, предавший Христа, этот расчётливый и неистовый Первоубийца. От него тянется к нашим дням кровавая нить Жертвы. Сегодня в Венеции весёлый карнавал и с высокой колокольни сбрасывают ангела, только теперь он – белый и пушистый. Сейчас это символический акт некогда совсем несимволического действия. Одновременно проходит весёлый маскарад с тайным умыслом: за дорогими масками с дурацкими колокольчиками смешано Добро и Зло, истина и ложь реформаторской эпохи. Ровно десять лет назад над Белградом прошелестел рёбрами крылатых ракет «Милостивый ангел», унёсший с собой тысячи жизней, жизни безвинных детей! Ангел – слуга Ирода, снова собрал свою кровавую жатву
Тысячу лет происходило одно и то же в древнейшей Крепости, неспешно текла человеческая жизнь. Теперь «Остров Крым» - дважды отрезанный ломоть. И всё равно Керчь – сама по себе, что бы ни случилось. Жизнь наших предков напоминала бурное плавание – яркий короткий рейс туда-обратно, в бухту затонувших кораблей. Теперь важно решить для себя вот что: нам от голытьбы ничего не нужно. У нас ведь не кошелёк украли. Украли историю. Если бы сила слова была беспредельной, то на Земле давно не было бы зла. Между тем Аннушка уже пролила масло, тёмную маслянистую плоть на рельсы этого бесконечного пути…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
УБИТЬ МАРИЮ

ГЛАВА 6. ВЕТЕР СМЕРТИ
«Прошло почти полвека, но наследники грабителей, а может, и ещё сами грабители и убийцы живут среди награбленных картин и ковров, едят с награбленной посуды…Ну, фиг с ними!»
(Лев Разгон)
На рубеже 20 столетия градообразующим предприятием в Дружковке был крупнейший в Донбассе Торецкий сталелитейный и механический завод французско-бельгийского анонимного товарищества. Начальником центральной тепловой электрической станции здесь работал Джузеппе Перголо, которого на посёлке для простоты общения называли Иосифом. Его брат Гаэтано (Куприян) трудился в стрелочном цехе, который позже переименовали в ЦМК – цех металлических конструкций. В народе его не случайно прозвали «цех музыкальных комедий»: стоял там такой грохот да звон, что любой рокер сразу бы скопытился.
Открытие Дружковского завода Донецкого общества железоделательного и сталелитейного производства состоялось в мае 1894 года. А на Всемирной выставке 1900 года в Париже в первом национальном павильоне Российской империи наряду с другими экспонатами демонстрировался 100-метровый рельс, изготовленный в Дружковке. Статья в Интернете указывает на высшую награду «Гран-при», однако не говорит о главном: дружковский рельс был «золотым», то есть его покрыли тонким слоем чистого золота.
В короткие сроки французам удалось создать уникальную социально-производственную инфраструктуру в Дружковке, в месте слияния двух рек. С помощью системы шлюзов на реке Кривой Торец регулировалась подача воды в заводы и на огромную силовую установку. В отсутствие электричества вращающееся массивное колесо диаметром в двадцать метров приводило в движение станки в цехах! Довелось и мне видеть старые французские насосы в литых корпусах: они вообще не имели сальников, а «смазывались» за счёт текучей воды!
Для работников завода и жителей города выстроили два коттеджных посёлка, православную церковь и католический костёл, каменно-деревянный театр, трёхэтажную гостиницу и стадион в специально разбитом «английском» парке. С целью озеленения из Франции завезли сирень, гледичию и катальпу с её фантастической красоты нежно-сиреневыми цветами. Внимание: в жилых комплексах не было ужасных выгребных ям с мухами и вечной вонью. Нет, туалеты были, разумеется. Но все они имели выход на узкую заднюю улочку, по которой периодически проезжала специальная бричка с уборщиком. Человек вынимал слева и справа от себя два цинковых контейнера и смывал содержимое в ёмкость шлангом. Вот и все премудрости!
Каждый двор ограждался живой изгородью из сирени: никаких кур и картошки, одни клумбы и детские качели перед домами. Никто из рабочих тогда не бегал с тачками и мешками; каждый был занят своим делом и на базаре сами крестьяне (а кто же ещё?) торговали продуктами своего труда. Золота в стране было столько, что заработную плату стали выдавать «колбасками» - стопками золотых монет, зашитых в специальные кожаные чехлы: кому две, а кому и две с половиной. И то стали роптать, ведь на рынке всё чаще требовали ассигнаций!
Под Дружковкой, на территории современного хозяйства «Горняк», располагался огромный конезавод Елисеева, на котором объездчиком работал отец художника А. Я. Бондарева. Объезжал он вовсе не лошадей, а бескрайние поля с овсом и ячменем. На фотографии чуть ли не в метр длиной, сохранившейся в краеведческом музее, сняты вместе около сотни работников во главе с управляющим хозяйством. В своей изостудии Дома культуры машиностроительного завода Алексей Яковлевич часами рассказывал мне о нашем городе, показывал документы и картины. Его сведения независимо уже здесь, в Усинске, подтвердил мне другой знаток – Эдуард Ракицкий, друживший с Геннадием Хворостом. Переехав на юг с Севера, он скончался не так давно в Дружковке. Сердце не выдержало встряски, а Государственная дума только сейчас приняла закон о сохранении льготных пенсий за северянами при переезде. Господа назначенцы, да заберите вы себе эту сотню зелёных! На чай. За пять(!) лет работы в Арктике канадский нефтяник полностью обеспечивает семью. Финн – за семь или восемь, а в России нужно отработать не менее шестнадцати лет. И в итоге – миска пустых щей и земля два на два метра.
В Дружковке до сих пор существует старое французское кладбище, примыкающее к Молодому парку с катальпами, в котором уже нет и следа того самого стадиона. Здесь похоронена моя прабабка Тереза Муртэн и дядя Антонио Перголо (умер в младенчестве), а также десятки французов из бывших заводских специалистов и рабочих. Передо мной – большой список фамилий проживавших в городе бельгийцев и французов, даже свой Дюбуа имеется! Именно на этом полузаброшенном погосте ещё сохранились удивительные надгробья из песчаника в виде заскорузлых деревьев с обрубленными ветвями и узловатой корой. Все они были изготовлены в Кондратьевке замечательным мастером-каменотёсом Вишневецким, дедом П. Н. Ялтыченко. На профессиональной выставке в Бахмуте его работа была удостоена бронзовой медали: из цельного монолита высек он каменную цепь длиной в шесть метров! В краеведческом музее хранится Евангелие из камня, а также железный инструмент мастера для грубой обработки плит – клювак.
В социальной сфере города спорту всегда уделялось огромное внимание. Мировые технические новинки сразу же становились достоянием людей, приобщаемых к физической культуре. Достаточно привести в пример сооружение велотрека с особым бетонным покрытием, на котором регулярно проводились не только первенства России, но и международные соревнования! В Дружковке был и свой «итальянский футбол», фанатом которого являлся Пётр Иванович Бруно, работавший на заводе мастером. Он научил гонять мяч сына Джованни и моего дядю Антонио, который в 30-е с успехом защищал честь города. Получив в наследство дом на Глинке, Бруно с семьёй вернулся в Керчь и там тоже создал свою команду. В 1937-м против неё сражался и мой отец вместе с братом, и уже считанные месяцы оставались до момента депортации в Триест…
18 октября 1992 года я отложил на время все дела, болея за Италию. После удара Баджио Ранио забивает второй гол в матче со швейцарцами! За шесть минут до конца встречи итальянцы сравняли счёт и спасли игру. Вот это характер! А 22-го клуб «Торино» встречался с «Динамо» (М) и здесь уже на поле блистал футболист…Бруно! Как сообщил мне кузен Франческо, наш дядя Гаэтано Перголо в 1946 году стал учредителем футбольного клуба «Дженоа» («Генуя»). Это было его хобби: по воскресеньям все мужчины семьи Перголо собирались на стадионе Феррара и смотрели матчи с трибуны для руководителей команды. Я тоже не представлял свою жизнь без спорта и до сорока семи лет играл в минифутбол за свой цех Управления «Архангельскнефтегаз». Чемпионат Европы-2004 довелось мне смотреть на Тэдинском промысле, где шутник Матвеев дал свой неожиданный прогноз. Категорически отметая все другие варианты, он заявил, что в финал первенства «выйдут Италия – Казахстан», причём некоторые верили!
15 ноября 2007 года, Усинск. Мороз спал до -10 и мукою посыпал мелкий снежок. В девять утра слышу по новостям ОРТ сообщение об отмечаемой дате, когда последний пароход отошёл из Крыма. Те, кто не успел или не захотел уехать, поплатились жизнями. В Севастополе они лежат в братской могиле, но сколько же таких могил по всей Таврии! Среди итальянцев нашлись и те, кто сразу вернулся в Керчь из «турецкого плена», на свою Родину. Таких совсем немного, и судьба их по-прежнему неизвестна. Небольшой список «прибывших из-за границы» передал мне научный сотрудник Керченского краеведческого музея В. Ф. Санжаровец.
(Продолжение следует)


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет