ЕГОР И ЕГО ЛАДА

Надежда ОНИЩЕНКО

(Начало  в №№ 452-456)

Москва 30Егор поцеловал руку Полины Павловны. Мы поблагодарили её и собрались уходить, но нас остановил Родион. Он стал рядом с матерью. Заметно волнуясь, не в силах скрыть этого, пожелал нам счастья и быстро вышел из кабинета.
Мы с Егором зашли в общежитие, до глубины души взволнованные тем, что произошло в кабинете Полины Павловны. Егор обнял меня. Закрыв глаза, качая головой, тяжко вздохнул и взволнованно промолвил:
— О, Сашенька! Если бы только кто знал, что делается у меня в душе! Как мне жаль этих удивительных людей: и Родиона, и Полину Павловну. Как горько, что стал причиной их страданий! Но не могу я… Он замолчал, по-видимому, подыскивая подходящее слово. — Не могу я отступить: жизни своей без вас не представляю. Хочу каждый миг её прожить, разделив с вами всё, что нам суждено. Но, конечно, у Родиона…
— Не надо о Родионе. Вы сами сказали, что последнее слово в этом вопросе за женщиной. Я не хочу вашего отступления. И не надо отступать. Они понимают нас и знают, что ничего нельзя изменить. Конечно, очень жаль, что так случилось, что мы сделали им так больно в самый трагический момент их жизни.
— Как Полина Павловна сказала о судьбе!.. Я вот думаю… Вы уже могли быть замужем. И мы никогда бы не встретились. Но этого не случилось. Там, на станции (не помню ее названия), я вышел из вагона без всякой надобности. Увидел вас, такую трогательную, бегущую рядом с вагоном. А поезд отправился, и, чтобы вскочить на ступеньку, вам надо двумя руками ухватиться за поручни: на одной руке вы не удержитесь…
— А у меня курятина в руке. Бросить жаль — есть хочется…
— Теперь понятно, что я вышел на перрон, чтобы подхватить вас и поставить на ступеньку. В тот миг такая волна чувств накатила на меня, захлестнула. И вот результат: «я в вашей воле и предаюсь моей судьбе». Да, судьба вела нас навстречу друг другу. Меня отправили на Халхин-Гол в этом вагоне. Вы забыли дома пакет с продуктами, проголодавшись, побежали в станционный буфет. А там очередь. Не отстать от поезда вы можете, вскочив только в ЭТОТ вагон. Я помог вам. Все эти, на первый взгляд незначительные обстоятельства, не зависящие одно от другого, свели нас, и жизнь наша сделала неожиданный поворот. Изменять что-нибудь — значит пойти против нашей судьбы… Мы не станем этого делать, — то ли вопросительно, то ли утвердительно сказал Егор.
Я поддержала его:
— И подчинимся её велению.
Мы скрепили наше решение поцелуем. Вроде всё ясно и правильно. Но гнетущее чувство вины не оставляло нас. Егор выпустил меня из объятий, прошел к окну. Постояв немного, провел руками по ремню от пряжки к спине и промолвил задумчиво:
— Странно. Все эти месяцы, после знакомства с вами, я много думал о вас, о нашем будущем. Выстраивал его, вспоминая каждую бесценную минуту нашего общения, и ни разу не пришла мне в голову мысль о ком-то третьем, присутствующем в этом сюжете. Ни разу не подумал о том, что у такой девушки не может не быть поклонника её уму, красоте, обаянию. Какой же я самонадеянный болван! Родион — действительно, замечательный человек. А Полина Павловна — мудрая, доброжелательная, благородная женщина.
Он хотел еще что-то сказать, но в дверь постучали. Это Тамара и Валя пришли с занятий. Доложили, что на сегодня они уже отучились. Накануне вечером я рассказала подружкам о предложении Егора и объяснении с Родионом, поделилась планами на сегодня. Посочувствовав Родиону, они одобрили моё решение.
— А что случилось: вы чем-то встревожены или расстроены? — спросила Тамара.
— Есть немножко, — сказал Егор.
— Декан заявление не подписал? — воскликнула Валя.
— Подписал, — успокоила я девушек. — Поздравил нас.
— Дел много сегодня. Вот решаем, с чего начать, — сменил тему Егор.
— Это проще простого: надо начать с приёма пищи. Небось, маковой росинки во рту не было, а уже десять часов, — весело предположила Валя.
Во время завтрака Тамара торжественно вручила нам поздравление от группы и деньги в качестве свадебного подарка. Мы составили список обязательных покупок и дел, разработали план действий. Девочки предложили нам свою помощь, и мы приняли её с благодарностью.
Егор поведал нам о том, что перед отъездом в отпуск он сообщил друзьям-однополчанам о своем решении жениться. Оно было одобрено, а одессит Андрей, хлопнув в ладоши, воскликнул: «Я еще в поезде поставил ему диагноз: неизлечимо болен любовью. Жаль, что вы его избранницу не видели!».
Прощаясь, друзья вручили ему большой пакет, который велели вскрыть в Москве. Пакет находится в гостинице, где Егор остановился.
— Интуиция подсказывает мне, что мы должны немедленно ознакомиться с содержимым этого пакета, — сказала Тамара.
— Вы так думаете? — спросил Егор.
— Следуйте инструкции, — наставительно напомнила Валя.
Мы отправились в гостиницу. Она не случайно находилась недалеко от нашего общежития. Вскрыли пакет и обнаружили в нем конверт и сверток. На конверте было написано: «Вскрыть и огласить за свадебным столом». Мы решили, что это свадебное поздравление. И не ошиблись. Оно было написано в форме шуточного приказа, остроумно, весело и красиво. Заканчивалось так: «По истечении времени отпуска прибыть в полк окольцованным и счастливым».
На свертке надпись: «Вскрыть в Москве. Использование — целевое». В свертке была крупная сумма денег. Егора это смутило. Я была тронута до глубины души. А девочки пришли в восторг. Тамара, вопросительно глядя на Егора, воскликнула:
— Я думаю, что в список обязательных покупок можно внести некоторые изменения!
— Кроме одного, — очень серьезно заметил Егор. — Все должно быть красиво.
Рассудительная Валя обратилась к Егору с предложениями: «во-первых, не забывать о том, что в магазинах, которые мы посетим, «работают» карманники; во-вторых, не тратить все деньги в Москве: свадьба неожиданна для родителей. «Будет хорошо и правильно, если к родителям вы приедете с деньгами», — сказала она. В-третьих, напомнила, что надо будет возвращаться из отпуска. А путь неблизкий, тоже денег потребует.
Из гостиницы мы послали телеграмму моей маме: пригласили на наше бракосочетание маму, моих сестер и папиного брата, моего крестного отца. Сообщили адрес, день торжества и попросили известить о приезде.
Со своими родителями Егор связался по телефону. Обрадовал их, сообщив, что едет в отпуск. Озадачил, поставив в известность, что женится и везет невестку. Уточнив предполагаемый день свадьбы, отец сказал: «Мы сегодня же начинаем готовиться к ней. Приезжайте скорее».
— За дело, подружки! — сказал Егор. Мы отправились в ювелирный магазин. Купили обручальные кольца и бусы — белый жемчуг. Полагая, что у нас будет не свадьба, а скромная вечеринка (времени у нас мало), мы решили не покупать традиционное свадебное платье. Практичная, все знающая Тамара посоветовала купить красивое платье, которое можно будет носить в праздники и после свадьбы. Мы посетили несколько магазинов, но ничего, что бы нам понравилось или подошло мне, не нашли. Из сорок шестого размера я выросла. А до сорок восьмого не доросла. Купили красивые белые туфельки.
— Надо идти в ателье мод и заказывать платье, — сказал Егор.
— Там месяц шить будут, да еще испортят, — сказала Тамара.
Мы уже и притомились, и проголодались, и начали волноваться: время идет… И вдруг… Перед нами ателье мод. В витрине манекен в платье, которое нам всем очень понравилось. Мы в ателье…
Егор изложил приемщице цель нашего посещения. Оказалось, что Тамара права.
— Будьте так добры, проводите меня к вашему руководителю, — попросил Егор.
— Пожалуйста, — ответила девушка, пожав плечами.
Прошло минут десять-пятнадцать. Приемщица вышла из кабинета, прошла в пошивочный цех и вскоре возвратилась с тремя женщинами, пригласила и нас в кабинет. Заведующий, совершенно седой мужчина лет сорока пяти, предложил всем сесть и обратился к приглашенным женщинам:
— Дорогие мои мастерицы, перед вами офицер Красной Армии, участник боев на Халхин-Голе (голос его дрогнул) и его очаровательная невеста. Им нужна наша помощь.
Изложив суть дела, он спросил:
— Сколько вам нужно времени, чтобы выполнить срочный заказ: сшить красивое платье для этой восхитительной Дюймовочки, похожее на то, что на манекене в витрине, но еще красивее?
Женщины внимательно посматривали на нас, тихонько переговариваясь.
— Нам, Яков Давидович, надо два-три часа, помощь Наташи и девушка на две-три примерки.
— Идем с нами, Дюймовочка, — сказала Настя.
— Я сейчас принесу тебе что-нибудь поесть, и мы тоже перекусим с девочками и пойдем делать покупки, — сказал Егор.
— Идите, мы не дадим Дюймовочке умереть с голоду, — сказала Мария. А Катя похвалила Егора, когда за ним закрылась дверь:
— Молодец. Заботливый.
— С таким не пропадешь, — подхватила Настя.
Мы познакомились, перекусили и принялись за дело. На второй примерке женщины сказали мне, что сын Якова Давидовича погиб на Халхин-Голе в конце августа. Они просили меня ничем не выдавать, что мне это известно.
Через два с половиной часа платье было готово. Сшитое очень просто из белоснежного шелка, оно преобразилось и стало нарядным, необыкновенно красивым, когда к нему прикололи композицию из цветов, сделанную Наташей из того же материала, что и платье. Наташа сделала мне красивое украшение из цветов на голову и бутоньерку для Егора.
На последнюю примерку пришел Яков Давидович. Он одобрил работу, распорядился отутюжить все, уложить в красивую коробку и попросил женщин вручить нам платье в его кабинете. Егору меня в свадебном платье не показали, сказали: «Увидите на свадьбе. Потерпите». Тамаре и Вале (они были на последней примерке) наряд мой очень понравился.
На получение заказа Егор пришел с тортом и шампанским. Яков Давидович тепло поздравил нас от имени всех присутствующих и, завершая свою речь, промолвил:
— Примите этот свадебный наряд в подарок от нашего ателье. Вы, Сашенька, будьте красивы и веселы в нем на вашей свадьбе, а вместе с Егором будьте много-много лет счастливы.
Потом подошел к Егору со словами:
— Позвольте мне обнять и поцеловать вас, как сына.
Его карие глаза, излучающие отеческую доброту, были полны слез.
Мы вышли из ателье взволнованные и счастливые. Чувства благодарности и восхищения людьми, которых мы встретили в этот день, переполняли наши сердца и смешивались с искренним состраданием к Якову Давидовичу, потерявшему сына.
— Давайте еще раз проверим список обязательных покупок и, если ничего не забыли, отправимся домой, — предложила Валя.
Все было куплено. Но неугомонная Тамара заговорила, ни к кому не обращаясь:
— У меня возникли кое-какие идеи. Если Егор Ильич имеет возможность финансировать еще некоторые покупки… — Егор улыбнулся:
— Да разве можно устоять перед вашими идеями?!!
Мы зашли в универмаг.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет