Эти хрупкие девичьи плечи…

Борис БОЛЬБА

С каждым годом их становится все меньше и меньше… И участников боевых действий, и тех, кто ковал Победу в тылу.

На тихой улице на Яковлевке живет участница военного лихолетья Мария Коростылева. Ей уже за девяносто. Перед войной она успела окончить девять классов и пошла работать на Дружковский метизный завод ученицей накатчицы по прессованию болтов.

Мы сидим на лавочке возле ее дома и ведем беседу о тех тревожных годах… Конечно, многое позабылось, однако некоторые эпизоды навсегда врезались в ее память.

Несмотря на старое кузнечно-прессовое оборудование и низкую культуру производства, напряженные планы того времени всегда выполнялись и перевыполнялись. Бытовые условия были тяжелыми: рабочие ходили на завод и с завода в замасленной одежде, потому что не было ни душевых, ни раздевалок, где можно было б ее сменить.

Как-то мимо ее рабочего места проходил начальник цеха, остановился и спросил:

— Как твои успехи, Маша?

— Нормально, Николай Петрович, — ответила девушка звонким голосом, — дела идут — контора пишет!

— Вот что, Маша — после девяти зайдешь ко мне в кабинет — есть важное дело для тебя.

Она пришла в назначенное время.

— Ну, раз ты говоришь, что дела идут отлично, — сказал Николай Петрович, — будешь работать по учету производственно-плановых показателей — образование твое вполне позволяет.

С новыми обязанностями Маша освоилась очень быстро — работать бы и работать. Но пришел июнь 1941 года… В тот день она, ничего не подозревая, полола в своем огороде картошку — и вдруг через открытое окно послышался из приемника голос Левитана: «Внимание! Внимание! В четыре часа утра, без объявления войны, враг напал на нашу Родину!» Грозное и страшное слово «война» отозвалось в тысячах человеческих душ…

Мария Ксенофонтьевна хорошо помнит, как четыре немецких самолета бомбили цеха Дружковского машиностроительного завода, помнит жуткое время оккупации.

Когда немцев погнали на запад советские войска, она с первых же дней стала работать на машиностроительном заводе, в отделе главного конструктора, в СКБ, по подготовке инженерно-технической документации.

Цеха завода были разрушены, на их восстановлении самоотверженно трудились все: и рабочие, и служащие, и итээровцы. На девичьих руках Марии Коростылевой не успевали зажить одни мозоли, как появлялись другие. Но постепенно завод залечил свои раны и стал развиваться.

На заслуженный отдых Мария Ксенофонтьевна ушла в начале 70-х годов. Хотя на ее девичьи плечи и плечи таких же подруг выпал труд, с которым справится не каждый мужчина, Бог дал ей дожить до глубокой старости — видно, в благодарность за то, что это поколение сумело вынести и сделать для своей страны.


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 1,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет