Игры «в законе»

Оксана ЖИВОЛУП
На днях повстречалась с одной знакомой. Перекинулись парой стандартных фраз типа «Как дела?» и «Что нового?», но на один из вопросов прозвучал не совсем ожидаемый ответ. Собеседница вдруг с воодушевлением стала рассказывать о своем муже, о его победе над самим собой. «Представляешь, — говорит, — он уже больше года не играет (при этом сплюнула три раза — видать, страх возвращения безумства уже прижился в ее сознании)! Напиши, говорит, в газете, ведь это реальная проблема…»

Я косвенно была знакома с их семейной бедой и знала, что пришлось пережить этой молодой паре. В течение долгого времени муж был в плену азарта.

— Мне казалось, что это будет длиться вечно, что самому ужасному кошмару моей жизни никогда не будет конца. Я каждый день засыпала в надежде на скорейшие перемены к лучшему, а утром просыпалась и хотела верить, что все это происходит не со мной или что это всего лишь сон, — вспоминала девушка в ходе нашей беседы...

Ее муж — игроман (игромания, или лудомания (от латинского ludus — игра) — заболевание, сопряженное с неизменной потребностью чувства азарта). Несколько лет подряд он не мог противостоять своему «увлечению» (так он называл зависимость от игровых автоматов). Проигрывал все: свою зарплату, зарплату жены, детское пособие. Когда заканчивался семейный бюджет, занимал деньги у друзей. Вскоре и друзья перестали выручать, тогда пришлось «одалживать» у тех, кто в этом был заинтересован…

«Что я только ни делала, — рассказывала моя знакомая, — и уговаривала, и ругалась, грозила разводом, обещала не давать ребенка, ночами ходила по всяким «Магнитам» и «Золотым дождям» и силой забирала его домой, выплачивала долги, сама погрязая в них — все бесполезно! Друзья и знакомые стали отворачиваться. Ребенок был свидетелем постоянных ссор и скандалов. А однажды он пропал на несколько дней, оставив меня одну с маленькой дочерью, забыв даже дома телефон. Пока его не было, на телефон приходили смс с угрозами типа: «Раз, два, три, четыре, пять — мы идем искать!» В общем, мои переживания смогут понять только те, кто с этим столкнулся, а таких, поверьте, немало».

Кошмар закончился только тогда, когда однажды муж пришел домой и застал ее с веревкой в руках, на которой уже была неумело завязана петля… Поняв, что может потерять самое дорогое, он постепенно «пришел в ум»…

Но далеко не все подобные истории заканчиваются happy and-ом. Сколько разрушенных семей, исковерканных жизней, а иногда и смертей на счету игорного бизнеса! Все мы помним прошумевшее по Дружковке летом 2006 года убийство в зале игровых автоматов на площади Ленина…

Это, действительно, реальная проблема. И наше правительство «пытается» ее решить. 15 мая 2009 года был принят закон «О запрете игорного бизнеса в Украине». С этого момента и началась эпопея под названием «с глаз долой — из сердца вон».  Сегодня игровых автоматов в Дружковке нет, ну, точнее, их не видно. Вначале, после вступления закона в силу, игровые бароны прикрыли свои точки (именно прикрыли, а не закрыли), но прошло немного времени, буря утихла, и они снова вышли из подполья.

Привычные «однорукие бандиты» в процессе эволюции азартных игр трансформировались в более современный вид игровых автоматов с внешностью обычного ПК, а игровые залы теперь имеют кодовые названия «Интернет-кафе» или «Интернет-клубов».

Что такое азартная игра? Это процесс, в котором одновременно существуют ставка, игра и выигрыш. Следовательно, если выпадает один из элементов, то и самого процесса вроде как нет. Интеракивные заведения предлагают поиграть в игры, как будто  не предусматривающие денежных вознаграждений, а стало быть, и не азартные вовсе. Если проанализировать нормы закона о запрете игорного бизнеса, то такие клубы ничего и не нарушают. Но все дело в том, что игры в интернет-кафе не предлагают денежных вознаграждений только «как будто»...

Некоторые подобные заведения Дружковки работают под прикрытием кафе, имея для VIP-персон «тайную дверь за холстом», а у иных вообще есть только черный вход и только для избранных, воспользоваться которым можно, лишь зная особые позывные. За этими дверьми мы найдем не что иное, как все те же привычные игровые автоматы. А некоторые вообще не боятся никого и ничего почему-то…

У нас все делается «для народа»: игровой бизнес не только не закрыли, но и позаботились о том, чтобы людям удобно было и далеко не пришлось ходить. Игровые залы при желании можно найти практически во всех районах города. «Автоматчики» — это отдельное привилегированное общество, в котором все друг друга знают, а новичкам оказывают особую честь — дают заработать начальный капитал, подсаживая за машину, заранее запрограммированную на выигрыш. В общем, в нашем городе нет проблем с игровыми автоматами, вернее, с тем, чтоб поиграть на них вне закона…

Таким образом, проблема игромании остается актуальной. Несмотря на запреты, игровые аппараты все так же доступны и так же опасны. Игроки с надеждой смотрят на экран, ожидая очередной выигрышной комбинации, проигрывая при этом все — от денежных средств до собственной свободы, становясь рабами «одноруких бандитов».

Игровые заведения функционируют, как и до закона о запрете, по-прежнему выворачивают у людей карманы и калечат судьбы, а вот налоги не платят… Ведь «по закону» их как бы нет!

Слышали ли вы о законе, запрещающем игорный бизнес

в Украине? Как вы считаете, действует он в Дружковке?

Надежда Николаевна, 56 лет:

— О законе таком слышала. Ну, на улицах игровых автоматов не видно стало, а в заведениях, наверное, играют, как и играли. Точно не буду говорить, потому что лично не видела. Хотя, вряд ли их закрыли — это же бизнес, да еще и какой!

Татьяна, 29 лет:

— Да, есть такой закон. Даже не знаю… Ну, меньше стало этих автоматов. По крайней мере, на улицах не видно сейчас. Может, и подействовал закон.

Андрей, 24 года:

— Нет, конечно, не действует у нас этот закон. Все игровые заведения как работали, так и работают. Кто подпольно, а кто и в открытую. Только названия поменяли с «Игровых автоматов» на «Интернет­кафе».

Виктор, 36 лет:

— Что-­то слышал. Сам лично никогда не играл и не был связан с игорным бизнесом, но, по­моему, автоматы работают — только, может, теперь не у всех на глазах.

Лена, 28 лет:

— Еще в прошлом году слышала об этом законе. Да никак он у нас не действует. Названия поменяли, и все. На площади Ленина было раньше игровое заведение «Миллион», а сейчас «типа» Интернет­клуб. Возле зеленого дома был магазин золота «Дюк», а теперь там что­то игровое. В китайской стене был «Золотой дождь», а теперь все то же «типа» Интернет­кафе. Да можно полдня перечислять их точки. Все как было, так и осталось — на нас закон не распространяется, похоже.


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (6 голосов, средняя оценка: 4,33 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет