Как молоды мы были!

Ольга Ерохина

Прочитала в газете «Наша Дружковка от 29 июня статью Светланы Богославской «Кто не работал, тот не отдыхал так, как мы!»(о стройотряде ДТ ДГМА), и нахлынули на меня воспоминания… Написав что, в памяти надолго, а, может, и навсегда останутся воспоминания о чарующей красоте поселка Любимовка, автор даже не представляла, насколько она права!

Дело в том, что с 28 июля по 26 августа 1972 года я была в строительном отряде в Крыму именно в том же месте (совхоз С. Перовской, поселок Любимовка).

Мы ездим по комсомольской путевке от Артемовского педагогического училища в составе Донецкого областного студенческого строительного отряда «Донбасс», в который также входили студенты Донецка, Славянска, Константиновки, Мариуполя (тогда Жданов).

Наш огромный отряд (около 300 человек) имел одинаковую парадную форму (голубые рубашки и пилотки, бирюзовые юбки или шорты) с эмблемой ССО «Донбасс» на рукаве и смотрелся очень эффектно.

Наш лагерь, стоявший на возвышенности, представлял собой деревянные домики и палатки, обнесенные забором.

С лагеря было видно море, по которому постоянно проплывали корабли. В противоположной стороне вдалеке стояла воинская часть. Реактивные самолеты пролетали так низко, что закладывало уши.

В поселке были кинотеатр, танцплощадка, агитплощадка, на которой выступали приезжие агитбригады, большая столовая, а рядом (достопримечательность поселка) длинная лавочка на подвесных цепях – любимое место детей днем и влюбленных вечером.

Не могу не сказать и о почте. Тогда она имела огромное значение для нас. Это и письма от родных и любимых, и денежные переводы от родителей. Ведь тогда мы в стройотряд ехали не за деньгами, а за романтикой.

У нас не было организованных экскурсий по Крыму, как у стройотрядовцев ДТ ДГМА. Но в красавце Севастополе мы бывали не раз.

Первый раз это был слет стройотрядов. Мы прошли по улицам Севастополя с песнями центральный стадион, где была вначале торжественная часть, а затем спортивные соревнования.

Другой раз были на Графской пристани, видели, восхищались архитектурой старинного Севастополя.

Как-то мы забрели на закрытое старое кладбище, где захоронения датировались началом 19 века, надгробия были настоящими шедеврами искусства. Были там и угрюмые склепы, в которых в войну скрывались банды.

Вспомнился один казус, произошедший с нами на катере, когда мы плыли в Севастополь. Катер только начал отчаливать от причала, и мы, стоя, на палубе смотрели на воду: в метрах 15-20 был какой-то длинный темно-зеленый предмет. И вдруг этот «предмет» резко пошел вверх, и перед нами предстала… подводная лодка во всей красе. От неожиданности мы, 16-17-летние девчонки, заверещали так, что испугали пассажиров на катере. Потом всю дорогу вспоминали, как мы опростоволосились, и смеялись до хрипоты…

Еще один смешной случай произошел с нами в поезде в пригород Севастополя. Проходя мимо частного дома, мы увидели за забором большие кусты с крупными черными ягодами; длинные ветки свисали на улицу между досками. Ягоды были такие аппетитные , что мы остановились, как вкопанные, так как пройти мимо не было сил. Но мы не знали, что это за ягоды. Некоторые опасались: «А вдруг они ядовитые?» Но победила железная логика: «Ядовитые ягоды хозяин дома не посадит». И компания из 9-ти человек начала их уплетать за обе щеки. Они были сочные и сладкие, как мед. И тут из дома выскочил дяденька и начал на нас кричать, чтобы мы уходили. Нам было так стыдно, что мы стояли, молчали и не уходили. Чтобы хоть как-то выйти из этого положения, я тихо спросила: «Вы хоть нам скажите, что мы ели?» Хозяин, который продолжал кричать, вдруг замолчал на полуслове, а потом разразился громогласным хохотом, а затем вообще сменил гнев на милость и начал нас расспрашивать, откуда мы приехали, что не знаем, как выглядит ежевика.

Мы были юными, веселыми, энергия била в нас ключом. После работы мы бежали на море, в кино, на концерты, много пели под гитару и баян, играли в смешные детские игры, танцевали, занимались спортом.

Каждый день играли в волейбол, соревнования проводились очень часто – и с местными, и с другими отрядами ,между мальчишками и девочками. Играли в бадминтон, баскетбол, теннис.

Но «бомбой» были, конечно, женские соревнования по футболу. В соревнованиях принимало участие 5 команд, и какое счастье было, когда мы заняли первое место! Смеха на трибунах было море, когда некоторые игроки просто «мазали» мимо мяча, ведь понятно, какие девочки – футболистки? Но местный стадион ревел от восторга.

А теперь о работе. Работали мы на подвязке винограда, на сборе персиков, яблок и помидоров, прополке сорняков.

Вот с командирами нам просто не повезло. Очень часто мы работали по 8 часов, что было грубейшим нарушением. А командиры (2 преподавателя) не позаботились, чтобы привезли воду, и все пили из оросительного канала, поэтому многие отравились.

Однажды мы отказались работать на вырубке молодняка в саду (работа лопатой), и они в наказание заставили нас работать до 8 часов вечера (12 часов). Нас однообразно кормили, каждый день давали гречку и рис, компот из сухофруктов с червями. Первый месяц мы добросовестно работали, выполняя норму в 1,5-2 раза, но наши командиры заявили, что все заработанное мы проели, даже еще остались должны совхозу.

Примерно в это время наша волейбольная команда поехала на соревнования в другой стройотряд, расположенный километрах в тридцати. Зайдя на территорию их лагеря, мы увидели большой стенд, на котором висели расценки за выполненные нормы по подвязке винограда, сбору персиков.

Рядом висели стенды стройотрядовцев с выполненной нормой и заработанными деньгами за каждый день. За первый месяц, в отличие от нас, каждый получил от 100 до 200 рублей. Представляете, по тем временам какие это были деньги для студентов?

После соревнований они нас накормили, даже сейчас помню, вкусным рыбным супом и домашними котлетами (не то что у нас).

Приехав в свой лагерь, мы, начали допытываться у командиров, какие у нас расценки, чем вызвали просто бурю отрицательных эмоций. Стройотрядовцы нас не поддержали, за правду бороться не стали. И мы решили действовать по-другому.

Поработав немного утром, мы члены волейбольной команды, уходили по 2-3 человека на виноградники или в сад подальше от глаз командиров и загорали до обеда. Нам стало так легко! Мы не переутомлялись, практически лентяйничали, получали красивый бронзовый загар, не ругались с командирами. Были просто счастливы. После такой «работы» мы были полны энергии, чтобы вечером заниматься спортом, дурачиться, разыгрывать своих друзей, петь песни до хрипоты и танцевать.

Денег, как и предполагали, мы не заработали (12 рублей за 2 месяца), но получили большой урок нечестности взрослых людей.

С тех пор прошло много лет, но часто вспоминаются не алчные командиры, а яркое солнце, огромные сочные персики, ворованная ежевика, подводная лодка, праздник Нептуна, ласковое море, в которое было брошено столько монет, чтобы вернуться. Следы расставания с крымской землей…

Я уверена, что эти девочки и мальчики с ДТ ДГМА лет так через 40 будут рассказывать своим внукам о своих крымских приключениях в стройотряде и говорить, как и я сейчас: «Как молоды мы были!...»



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

5 комментариев к статье “Как молоды мы были!”

  1. Читатель (Добродомов):

    Три четверти статейного материала — удачная маскировка фактов злоупотребления так называемых «бугров»-командиров «отрядов». Если при системе народного контроля и прокуратуры в период СССР у авторши остались ТАКИЕ воспоминания о «честности» организаторов крымских «гастролей», можно только предполагать, КАКИЕ ЗАРАБОТКИ ожидали «студотрядовцев» ДТ ДГМА в этом и предыдущих годах! Целое поле для работы налоговой!

    • Публицист:

      найдите хоть одного бывшего студента, кому бы не понравилась поездка в Севастополь.

      • Читатель (Добродомов):

        — найдите хоть одного бывшего студента, кому бы понравилось грызть гранит науки в душной и потной аудитории, а не фестивалить с опрыскивателем за спиной на южном берегу Крыма!
        — найдите хоть одного ученика, который не променял бы уроки в школе на развелечения;
        — найдите хоть одного алкоголика, который променял бы поллитру на день трудовой терапии;
        — найдите хоть одного болельщика, который вместо футбола отправился бы в оперу.
        ПРОДОЛЖАТЬ?

        • Публицист:

          это в тему?
          у Вас яд с языка капает.

          • Читатель (Добродомов):

            А вам больше по душе сладостный аромат дерьма звягильских свинок, которых подобные «неучи», проканавшие вместо учебы на виноградных плантациях и других стройках народного хозяйства, поместили под носом у 70-тыс.города, «забыв» при этом соорудить комплекс по переработке органических биоотходов?
            Всё это — от «большого» ума, приобретенного в поисках «жизненного опыта» и сиюминутного заработка, взамен качественной учебы за партой в родном учебном заведении (пусть даже и машиностроительном техникуме) и практики на ПРОФИЛЬНОМ производстве!
            Уж лучше капать ядом, чем пытаться расшевелить усохшие извилины, пытаясь выдавить из них хоть какой-нибудь зачаток здравого рассудка и мысли!
            Только «усохший» мозг мог произвести на свет подобный перл: «Давайте спросим у студентов — ГДЕ ЛУЧШЕ «КОСИТЬ» ЛЕКЦИИ- в Дружковке или в Севастополе?»