Как приватизировали машзавод?

Евгений ФИАЛКО
Проходные дружковского машзаводаРеприватизация — одно из немногих новых явлений, вошедших в нашу жизнь после «оранжевой» революции. Правда, пока таким путем возвратили и продали по реальной, а не в несколько раз заниженной цене только  комбинат «Криворожсталь». Когда за него уплатили на 20 миллиардов гривень больше, чем за год назад при Кучме-Януковиче, а общая сумма сделки намного превысила все доходы от украинской приватизации за 14 лет, у многих было состояние шока: какой же страшный и циничный грабеж устроили властьимущие собственному народу! «Криворожсталь» стала символом преступной приватизации. Но в каждом городе есть своя «Криворожсталь». В Дружковке это  машиностроительный завод.

Кормилец и гордость города, отметивший в этом году свое 112-летие, крупнейший завод Европы по выпуску горношахтного оборудования, на котором работало 14 тысяч человек, стал для дружковчан в последние годы кровоточащей раной. Целые поколения строили, восстанавливали, отдавали ему все свои физические и интеллектуальные силы. Этот промышленный гигант стал мощным корнем, из которого росла и развивалась наша Дружковка. Она стала городом благодаря машиностроительному заводу. И вот пришло то, что официально называлось «приватизацией».

Как увели                                      14 миллионов гривень?

Приватизация на машзаводе началась 24 июня 1996 года — в этот день министерство угольной промышленности издало Приказ № 283 о создании комитета по корпоратизации Дружковского машиностроительного завода. Были указаны конкретные сроки для подготовки необходимых документов, на которые, как у нас водится, никто внимания не обращал. В результате оценку имущества провели не за два месяца, как положено, а за шесть с половиной, что дало возможность «вывести за скобки» 14 млн гривень. Вот что пишется в Акте проверки приватизации ОАО «Дружковский машиностроительный завод» от 11-14 ноября 2002 года: «Під час оцінки вартості цілісного майнового комплексу порушено п.10 „Методики оцінки вартості майна під час приватизації, затвердженої постановою Кабінету Міністрів України від 15.08.96 р. № 961. Акт оцінки вартості майна повинен затверджуватись у термін, що не перевищує двох місяців від призначеної дати оцінки. В даному випадку дата оцінки — 1.04.96 р., а дата затвердження акта оцінки — 17.10.96 р., що значно перевищує 2 місяці. За цей період прибуток товариства склав приблизно 14 млн. Грн.., який не враховано при оцінці статутного фонду”.

Так стоимость машзавода одним легким движением «утрусили» на 14 миллионов.

Большая „прихватизация”

Решение о приватизации ОАО „Дружковской машиностроительный завод” было принято Фондом госимущества Украины 16 февраля 1998 года на основе соответствующего Постановления Кабинета Министров.

Приказом по ФГИУ  от 28 сентября был утвержден план размещения акций предприятия, по которому 50 % намечалось оставить государству, 22,8 % распределить на льготных условиях между работниками завода (11%), другими гражданами, имеющими на это право (6,8 %) и руководством завода (5 %) за денежные средства. Продать на аукционах и через фондовую биржу намечалось 27,2 %. Вполне цивилизованные условия.

Но тем, кто положил на завод глаз, они, видимо, не понравились. Это Вам не продажа грузовиков в Москве, тут всё не так как у людей. И тогда был применен еще один «изящный» трюк: информацию о выкупе акций Дружковского машзавода просто «забыли» разместить. Вспомнили об этом только 22 декабря 1998 года, когда до окончания государственной программы приватизации на этот год оставалась… неделя. Все помнят спешку и ажиотаж, возникшие в эти несколько предновогодних дней, когда машзаводчанам разрешили приобрести льготные акции — наверное, верблюду легче было пройти в игольное ушко. В результате работники машзавода вместо запланированных 11 % получили аж 1,6 %, другие граждане — аж 0,9 %. Так будущие хозяева завода (которые скорее всего уже были известны) благодаря чьей-то «забывчивости» получили новогодний подарок в виде 20 % акций машзавода.

Пакет в размере 22,48 % акций был реализован на сертификатном аукционе по цене примерно 0,58 гривень за штуку. Судьба завода была предрешена. Оставалось сделать контрольный выстрел.

Продажа контрольного пакета акций

Вначале контрольный пакет акций в размере 50 % закреплялся на 5 лет ( то есть до 2004 года) за машзаводом, однако очень скоро Кабинет Министров Украины вносит изменения в свое же собственное Постановление и 27 августа 2000 года принимает решение включить ОАО «Дружковский машиностроительный завод» в Перечень открытых акционерных обществ, пакеты акций, которых ранее, закрепленные в государственной собстенности, подлежат досрочной продаже.

Начальная цена контрольного пакета составляла 25 млн. 953 тысячи гривень. Информацию о конкурсе поместили в газете «Ведомости приватизации» от 11 октября 2000 года. На этот раз никто ничего не «забыл» - в этом не было необходимости. Зато в ход пошли другие технологии.

Очень странно, но на участие в конкурсе никто заявок не подал - никому такой завод не нужен, что ли?..

Все становится на места, когда видишь  дальнейшие действия. 28 ноября ФГИУ согласно п.10,2 Положения о порядке проведения конкурсов по продаже пакетов акций ОАО, образованных в процессе приватизации, уменьшает начальную цену на 30 %,  и она стала составлять 18 млн. 168 тысяч гривень. Но и это было не все.

Чтобы избежать непредвиденных случайностей на конкурсе, который, как ни крути, а проводить все-таки надо, на него   недопустили „чужака” — ОАО „Бердычевский машиностроительный завод „Прогресс”: у этого участника аукциона оказалась не заверенная нотариально копия Устава, а платежка внесения залога хоть и была предъявлена, по ФГИУ заявил, что денег пока не получал.

В результате, завод разыграли только между „своими”: ОАО „Авдеевский коксохимзавод” и ДП корпорации «ИСД» «Донецкий индустриальный союз». Конкурс стал напоминать игру в подкидного дурака, где дурак известно кто — народ. «Индустриальный союз» предложил за  завод на две тысячи больше начальной цены — 18 млн. 170 тысяч, а Авдеевский коксохимзавод накинул еще 10 тысяч. После этого «Индустриальный Союз» не захотел торговаться и добавить хотя бы тысячу гривень — «торги» закончились, формальности были соблюдены. Наш гигант, приблизительная цена которого составляла по разным оценкам не менее 300 млн. гривень, был отдан за 18 млн. 180 тысяч. Это вам «не мелочь по карманам тырить».

Всё познаётся в сравнении. После приватизации «Криворожстали», когда все увидели, что такое настоящий аукцион – какими словами можно назвать то, что происходило при продаже Дружковского машиностроительного завода?

По иронии судьбы, в обоих аукционах участвовал  ИСД (корпорация «Индустриальный союз Донбасса»). Но если при продаже «Криворожстали» начальная цена выросла в 2,4 раза (с 10 миллиардов гривень до 24, т.е. на 14 миллиардов), то при продаже Дружковского машзавода … на 12 тысяч гривень.

Конечно, такую блестящую операцию нужно было чётко организовать. Курировал её заместитель председателя Фонда госимущества Украины М.Чечетов. Впоследствии, при Януковиче, он возглавил этот Фонд – наверное, за хорошую работу. При новой власти его сменила В.Семенюк. Каких-то особых заявлений и волнений со стороны нынешней оппозиции, да  и самого Чечетова, не наблюдалось, все были заинтересованы в его «тихом» уходе – мавр сделал своё дело? Дружковский машзавод, судя по всему – небольшой эпизод в его жизни. Интересно, что региональное отделение Фонда госимущества в Донецкой области вообще не владеет информацией по приватизации машзавода – продажа его акций проводилась Центральным аппаратом ФГИУ.

Итак, вверху были свои, так называемая «крыша» - оставалось побеспокоиться о тылах.

Та заводская проходная, что в мэры вывела меня

Тылы вызывали тревогу. Как мы помним, в марте 1998 года убедительную победу на выборах в Верховную Раду одержал директор Дружковского машиностроительного завода Евгений Константинов. Вся предвыборная кампания задумывалась им по схеме: завод – город – Украина. Представители завода выдвигались кандидатами на ключевые места: Константнов –  депутат Верховной Рады, Захватов – на мэра. В случае победы, предполагалось, что Константинов, решая в Киеве вопросы завода, будет тем самым подпирать город могучим плечом, так как около половины всех поступлений в городской бюджет давал машзавод.

Первый этап этого плана был осуществлён блестяще: оба кандидата одержали убедительные победы на выборах, а в городской Совет пришло до 80 процентов депутатов, которых поддерживал союз промышленников и предпринимателей. Заместителями городского головы тоже стали выходцы с машзавода.

Но очень скоро чёткая система, сверкающая пирамида управления стала рассыпаться на глазах.

По мнению многих, Константинов совершил стратегическую ошибку, войдя в парламентскую фракцию «Громада», оппозиционную Президенту Кучме. Хорошо известно, что некоторые народные депутаты (Звягильский, Бойко, Ландык и др.) по несколько созывов занимают два кресла: В Верховной Раде и на собственном предприятии. Константинову сделать этого не дали.

Второй ошибкой был материал, из которого создавалась задуманная пирамида: это были скорее не заводские, а горкомовские и парткомовские кадры, по давней привычке пересиживавшие ненастье на машиностроительном заводе. Выращенные на «молоке» белого дома, они только и мечтали, как вернуться туда, где царила идеальная система всевластия и безнаказанности, пришедшая из застойных времён и расцветшая в годы кучмизма.

Эта система сильна тем, что своих людей она не сдаёт ни при каких условиях, зубами держится за саму себя и абсолютно не реагирует на внешние раздражители: пусть весь мир пропадёт, только бы осталась она. Взывать к совести, разуму или чему-то ещё бесполезно – это машина, запрограмированная   на самосохранение.

Очень скоро она, не поперхнувшись, съела даже своего конструктора и создателя.

Константинов считал, что если бы городское руководство и заводской профсоюз проявили хотя бы малейшую инициативу в его защиту, у него были бы все шансы сохранить статус-кво, то есть быть, по примеру других, и директором, и депутатом. Но этого не произошло и, пожалуй, не могло произойти никогда.

А на завод тем временем прислали человека со стороны — Сергея Рябцева. Константинов через несколько лет, уже после ухода Рябцева, в интервью газете «Окно» от 21 ноября 2002 года скажет: «Разве можно было предположить, что к управлению заводом допустят человека такого уровня, как Рябцев? Все последние годы на заводе занимались чем угодно, только не производством: футболом, фейерверками, концертами – какой-то пир во время чумы».

А кто сказал, что Рябцев прибыл заниматься производством? Исходя из логики приватизации машзавода, ему предназначалась совсем другая роль, и он её с блеском (фейерверками, Таисией Повалий и казино) исполнил, а затем отбыл будто бы в Киев. Кстати, вы, дорогие избиратели, не забыли, что Рябцев является депутатом областного Совета от нашего города? И попал он туда  в составе «единой команды», которая клялась и подписывалась под социальными контрактами, что если они чего не выполнят, то сразу пойдут в отставку...

Кстати, проработав всего около месяца на машзаводе, Рябцев избавляется первым делом от самого опасного и сильного конкурента Александра Брынзы, которого все давно видели настоящим преемником Константинова. В интервью «Окну» от 20 апреля 2001 года, вспоминая о тех событиях, Брынза говорит: « Мне достаточно было хотя бы того, чтобы меня и Рябцева пригласил за круглый стол мэр, послушал наши доводы и сделал выводы. Тем более мы с Леонидам Йосифовичем проработали много лет бок о бок, завод выдвигал его в мэры и боролся, чтоб он победил. Он ведь должен был понять, что мой уход не пойдёт заводу на пользу, но никаких реальных шагов не предпринималось».

Куда уж на пользу! Мало того, Брынзу вскоре пригласили в Днепропетровск, где он «с чистого листа» сумел создать производство таких же шахтных крепей, как и в Дружковке – правда, теперь под патронатом самого Президента Кучмы. Так машзавод (и, естественно, город) не только потерял прекрасного специалиста, но и породил опасного конкурента, лишившись к тому же части рынка сбыта. И кто виноват?

Однако «эпоха Рябцева» всем показалась детской сказочкой, когда после него явился новый «чужак» Григорий Махов… Уж на что лояльный ко всем на свете директорам наш мэр, и то недавно на одном совещании публично (вслух) отозвался о Махове, как о человеке, который только и думал, как развалить завод. А где же вы раньше были, Леонид Йосифович? Не знали ничего? Не ведали? И дорогих подарков от хозяев завода не принимали?

Так и довели нашего гиганта своими и чужими руками до нынешнего жалкого состояния.

Больно.

Немного о многих

Нельзя не сказать и о той армии работников машзавода, на которую с полным правом могли рассчитывать будущие хозяева машзавода. Ведь не секрет, что основную роль в грязных фальсификациях выборов 1999, 2002 и 2004 годов в Дружковке сыграли они: кто за отгул, кто за десятку, кто только за то, что пригрозили увольнением. Так самый передовой в мире рабочий класс стал боевым отрядом по сохранению власти и обогащении олигархов и одряхлевшей партийно-советской номенклатуры. Наверное, так всегда бывает, когда человек теряет свою свободу и чувство хозяина.

И вот когда все превентивные меры были предприняты, машзавод свалился в рот новым хозяевам, как вареник в сметане. И это всё назвали (приватизацией). Правда, есть ещё конкретные законные обязательства, которые брали они на себя перед государством: нарастить производство на столько-то процентов, сохранить и увеличить количество рабочих мест на столько-то, погасить долги, провести техническое перевооружение предприятия и т.д. Но кто когда в нашей стране вспоминал о такой мелочи, как соблюдение собственных обязательств? Об этом перестают думать сразу же, как только поставят свою подпись.

Революция и завод

Машиностроительный завод пережил две революции. Октябрьская его чуть не погубила, когда по приказу первого рабочего Председателя городского Совета А.Радченко «закозлили» четыре домны и вывезли и разбросали по всей России современнейшее оборудование.

«Оранжевая» революция на первых порах не на шутку вспугнула весь криминальный бизнес, взлетевший, как стая ворон над потравой. Создаётся впечатление, что вся трагикомедия с Верховным Судом, которую затеял Янукович после своего поражения, имела одну цель – дать своим подобрать всё, что ещё осталось, и спрятать концы в воду.

Именно в этот период (и силовики об этом должны хорошо знать) с машзавода круглосуточно вывозили все, что только можно было вывезти, а у таксистов самым выгодным заказом стал вывоз металлолома: обыкновенные металлисты-несуны (зачастую даже подростки) нанимали машину, подгоняли к заводскому забору и грузили. Говорят, потом к этому процессу подключилась и заводская охрана.

Сам же завод как залег в конце ноября 2004 года, так и лежит до сих пор. Проснется ли вообще после такого деребана?.. Простите, после приватизации.

Новое время — старые песни

Весной и летом этого года, окрыленные победой новой власти, несколько городских партийных и общественных организаций, объединившись в координационный совет «Сила народа», пытались привлечь внимание высшего руководства страны к приватизации машиностроительного завода. Были отправлены официальные письма, запросы, состоялось несколько поездок и встреч. Сделал свой запрос и Евгений Константинов, ставший вторично депутатом Верховной Рады.

Большинство фактов нашли  официальное подтверждение.

Вот что пишется в ответе координационному совету «Сила народа» регионального отделения Фонда государственного имущества Украины в Донецкой области: «Більшість фактів, викладених у листі, підтверджуються... Виробничі потужності підприємства використовуються частково, треба також відмітити, що знос основних фондів становить біля 60 відсотків.

У 2003 році значно збільшилися дебіторська та кредиторська заборгованості. Так, при зростанні виробництва на 16 відсотків кредиторська заборгованість збільшилася в 3 рази, а дебіторська в 6, із цього часу залишається на одному рівні. Станом на 01.06.05 рік дебіторська заборгованість складає 215 млн. грн., кредиторська — 483 млн. грн., що дорівнює майже річному обсягу виробництва заводу.

Постійно скорочується чисельність працюючих на ВАТ „Дружківський машзавод”. Так, з 2000 року вона скоротилася на 40 відсотків, у т.ч. на 12 відсотків у 2005 році і на 1 червня становить 3,6 тис. чоловік. Середня заробітна плата одного працюючого на підприємстві у порівнянні з відповідним періодом 2004 року змінилася, за підсумками січня-квітня 2005 року вона дорівнює 720 грн. і відстає від середньої у машинобудуванні на 22 відсотки.

У зв’язку з тим, що з початку 2005 року відбулося скорочення бюджетного фінансування та технічного переозброєння шахт на 56 відсотків, у порівнянні з відповідним періодом 2004 року, завод майже простоює.

Спад обсягів виробництва за підсумками 5 місяців 2005 року склав 42 відсотки до рівня минулого року. Протягом січня-травня виготовлено кріплень у три рази менше ніж, за відповідний період минулого року”.

В июле месяце, когда на машзаводе было уже новое руководство, председатель Фонда госимущества Валентин Семенюк, в ответ на письмо Генеральной прокуратуры Украины от 18.05.2005 года, направленное после обращения координационного совета о нарушении требований законодательства при приватизации Дружковского машиностроительного завода, поручил специалистам Регионального отделения ФГИУ в Луганской области провести соответствующую проверку.

Приехали два представителя «Независимого отделения ФГИУ, естественно, по инициативе координационного совета, но единственное, на что они изволили и успели — это поздороваться.

Тут же их подхватили под белые ручки представители завода, повели с собой, а перед носом  «Силы народа» выросли дюжие охранники завода, заявившие, что на заводскую территорию вход только по особым пропускам, так как это, сами понимаете, частная собственность.

Чем занимались и что проверяли представители ФГИУ, неизвестно, но по выходу из завода они заявили представителям «Силы народа», что с официальными результатами проверки их потом ознакомят, и уехали в Луганск.

29 июля этого года в координационный совет пришел ответ, на семи листах, подписанный Председателем Фонда госимущества Валентином Семенюком, составленный, естественно, на основании отчета луганчан.

Чтобы не останавливаться подробно на всех пунктах, процитируем один: «Щодо збереження кількості робочих місць.

Згідно з довідкою ВАТ „Дружківський машинобудівний завод” станом 30.01.01 кількість робочих місць становило 3736, станом на 01.07.05 — 3748. Таким чином, кількість робочих місць збільшено на 12 одиниць, а также с цитировавшим выше документом Донецкого отделения ФГИУ — сокращение на 40 процентов.

Під час перевірки представниками регіонального відділення оглянуті цеха підприємства та встановлено, що з усіх оглянутих кількість робочих місць задіяно у виробництві не більше 10 відсотків, виробничі потужності використовуються на не значну частину виробничого потенціалу. Зі слів заступника голови правління ВАТ з економічних питань, така ситуація склалася у результаті відсутності замовлень на виробництво продукції, але у найближчий час ситуація повинна по- ліпшитися”.

Оканчивалось письмо обещанием Семенюк провести плановую выездную документальную проверку ОАО „Дружковский машиностроительный завод” в 3 квартале текущего года.

Сейчас на календаре декабрь — о проверке не слышно. Да и за эти месяцы столько всего произошло в Украине, что никто осмыслить не может до сих пор. Поигрались и хватит?


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 3,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет