Какой пример показал нам бывший мэр?

Евгений Фиалко

(Окончание. Начало см. в предыдущем номере)
По большому счету, в Дружковке был разыгран российский вариант (естественно, с поправками на масштаб событий): роль одряхлевшего Ельцина, которого спаивали, доводили до посмешища и творили за его спиной свои темные дела, досталась Захватову, а роль молодого, все знающего и решительного Путина дали Гнатенко. Уставший от беспредела народ (тем более запутавшийся в киевских событиях) хотел «порядка» и сильной руки (розовая мечта русской (или обрусевшей) души) — путинский вариант был как нельзя кстати.
Гнатенко принес с собой важнейшее качество, необходимое руководителю — страх. Начальника налоговой милиции боялись все, кто имел хоть какой-то бизнес, потому что честным путем вести его в наших условиях невозможно. Боялись его не только потому, что он «мог», но и потому, что «знал». А у страха глаза велики. Первыми к новому городскому голове побежали и поползли как раз предприниматели — каждый, как обычно, предпочитал договориться. А условие, как вскоре все поняли, было одно: «стать патриотом» родного города и жертвовать для него деньги. Это была та же взятка, но в красивой обертке.
По иронии судьбы, при Захватове объединение предпринимателей возглавлял отец мэра Сергей Гнатенко, и что-то мы не видели и тысячной доли того, что увидели с приходом его сына — согласитесь, как-то неестественно не любить годами Дружковку и тут же всем миром, по мановению волшебной палочки, возлюбить. Причем не просто возлюбить, а на определенное количество метров тротуарной плитки или кафеля…
При этом, чем больше их давили, тем сильнее предприниматели «любили» свой город. Первые шаги новой власти были связаны как раз с беспрецедентным усилением пресса на малый бизнес: в 5-7 раз (и более) выросла арендная плата на объектах коммунальной собственности, в 2-3,5 раза — ставки единого налога, увеличился земельный налог, о росте платежей на рынках и говорить не приходится…
Однако все это мало интересовало обычных горожан — они видели, что в пешеходной части площади Ленина срывают асфальт и кладут тротуарную плитку, и этого было достаточно, чтоб восхищаться мэром. Как говорится, картина маслом под названием «Восторг туземцев, готовых на все за стеклянные бусы».
Надо отдать должное Валерию Сергеевичу, ему нравилось преображать город, он сумел создать «критическую массу», когда редко кто мог отказаться от «плиточной любви» к родному городу: если и слева, и справа городят, то никак не открутишься. Но если до тебя не дошли одного метра, тут твоя «любовь» и закончится.
Власть же нового мэра заканчивалась на владениях олигархов: та же плитка остановилась перед магазином Ефима Звягильского и простояла так два года, пока уже общественность не возмутилась из-за дурного запаха от свинарников (кстати, тоже не почуянного мэром) и представился хороший повод расколоть всесильного, но скуповатого олигарха хотя бы на плитку.
Являясь по гороскопу водолеем, Валерий Гнатенко тянулся к творческим проектам, и некоторые его преобразования во внешнем облике Дружковке оказались удачными. В то же время жизненный опыт, сформированный не где-нибудь, а в силовых структурах, очень далеких от романтики, доводил нередко эти начинания до абсурда, а привычка к единоначалию мешала ему хотя бы советоваться с другими. Честно говоря, методика сбора информации (важнейший момент для принятия правильного решения) была у нашего мэра несколько странной: побывал в областной больнице, увидел, что там в палатах есть пульты вызова медработников — надо такие же закупить для Дружковки (а если бы не побывал?); поехала жена одного из замов рожать в другой город — надо распатронить наш роддом…
Каким бы гениальным ни был руководитель, но без обратной связи и хорошо налаженного сбора объективной информации, эффективную работу организовать практически невозможно.
Одним из незаменимых источников всегда являлась независимая пресса. Однако что стало с прессой при Гнатенко? С одной стороны, увеличились в несколько раз бюджетные вливания для «любимой» газеты (по 220 тысяч гривень в последние два года), с другой — при помощи различных преференций и «особого внимания» нацепили короткий поводок на другие издания (которые, справедливости ради, были совсем этому не против). Плюс создание (опять же за счет местного бюджета) телерадиокомпании, сюжеты которой априори не могли быть критическими. Одним словом, был создан мощный информационный совковый кулак.
И это, как ни странно, нравилось молодому мэру, регулярно бывающему за границей! С теми же, кто не понимал «политики партии и правительства» и пытался искать недостатки, боролись любыми методами, вплоть до запрета продавать газету.
Характерен пример, который часто приводил Валерий Гнатенко: будучи в Америке, хотел он показать американцам наш город в Интернете, но все время попадались фотографии с разрушенными объектами… По его мнению, показывая недостатки, мы, роняем имидж города, поступаем не патриотично. Но ведь разрушил и разворовал эти объекты не тот, кто разместил фотографии в Интернете! Именно те, кто сколотил свое богатство, развалив работавшие заводы, садики, школы, больницы, и испортил имидж нашего города. Но о них почему-то Валерий Сергеевич помалкивает. Обвинять зеркало в том, что оно не то отражает — плохой признак.
Короля делает окружение. Толпа льстецов, прекрасно чувствующая себя при любой власти, слетается на трон, как мухи на сладкое — в таких городках, как Дружковка, она опасна вдвойне, потому что мы не имеем здесь сколько-нибудь развитого гражданского общества.
Мы не хотим делать каких-то выводов, но некоторые кадровые назначения при Гнатенко, мягко говоря, удивляли. Может, поэтому все время лихорадило то одну социальную сферу, то другую, однако мэр упорно держался за «своих» (или у него не оставалось выбора?). Еще одна особенность его кадровой политики — если посмотреть на назначения, то создается впечатление, что лучшие люди работали только в милиции, а вот со здравоохранением много проблем лишь потому, что нельзя найти на место главврача бывшего милиционера…
Каждый раз, слушая мэра или читая его выступление, хотелось спросить: «Понимает ли он, что, став городским головою, представляет уже не только те силы, что выдвинули его на этот пост, а весь город? Понимает ли он, что важнейшее свойство власти — объединять людей на благие цели?» Правда, с годами, погружаясь все больше и больше в городские проблемы, он невольно становился мудрее, взвешеннее, и было интересно наблюдать, в какую сторону намечается его дрейф. Думается, второй срок (а, безусловно, Гнатенко победил бы на следующих выборах) дал бы ответ на этот вопрос, но он сделал для себя другой выбор (возможно, дающий ответ и на поставленный выше вопрос).
Что же мы имеем в итоге? При всех положительных изменениях они все же остались большей частью косметическими. Хотя за четыре года наметился определенный прогресс, однако нам не удалось добиться кардинальных, системных изменений в какой-то из сфер: коммунальной, социальной, общественной, культурной и др. О попытках поставить на место олигархов (тем более родных) вообще говорить не приходится. Возможно, для этого отводились следующие пять лет? Теперь об этом трудно судить.
Однако главный урок должны извлечь все мы: мэры приходят и уходят, а Дружковка останется всегда. Наша задача — заставить их работать на город, на нас с вами. Заставить, помочь, подсказать, потребовать. А это невозможно без постоянного контроля снизу.
Никто не придет и не сделает нас счастливыми — все зависит только от нас. Каким бы ни был мэр, его выбираем мы, и без нас он ничто и никто. Поэтому не надо винить в чем-то нашу власть — она такая, какой мы позволяем ей быть.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет