Когда красные не краснеют

Мама и сын Ковылины на городской сессии

Евгений ФИАЛКО

Когда мы ругаем нуворишей, скопивших капитал на дерибане украденных ими заводов и фабрик, давайте не забывать и о другом наследстве советской эпохи — идеологическом. Оно было таким же мощным (а, может, и более того), как и советская промышленность. Его прихватизировала Коммунистическая партия. Как и отечественные олигархи, нынешние коммунисты ничего нового (в идеологии, естественно) не производят, а только паразитируют на советских и постсоветских мифах. Как и олигархам, им хватило с лихвой захваченного капитала (идеологического, естественно), чтобы прожить «в шоколаде» двадцать два года. Правда, с каждым разом от них требовалось все большая доза демагогии и цинизма, но тут уж равных коммунистам не сыскать. Сразу оговоримся, что речь идет не о простых членах партии, искренне верящих в «коммунистический рай», а об их руководителях, бессовестно эксплуатирующих эту веру в своих шкурных интересах.

Одним из последних примеров стала позиция городской организации Коммунистической партии во время акций протеста по поводу новых тарифов на жилье. Ее руководители, депутаты городского совета, не только ничего не сделали в их поддержку, а, наоборот, боролись против отмены тарифов иногда яростнее самой власти! Помните, что говорила в своем выступлении на 35-й сессии городского совета 31 июля их лидер Антонина Ковылина, сравнивая городских коммунистов и членов Инициативной группы: «Мы, в отличие от вас, не позволяем себе действовать по-хамски, действовать бандитскими методами»? А затем, пройдясь почти по каждому из них, как экскаватор по газону, обратилась фактически с депутатским запросом (или доносом?): «Абсолютно уверена в том, что всеми этими фигурантами уже давно должны заняться правоохранительные органы, и это было бы правильно». Вот он незабвенный для них 37-й год!
Но так как вернуть его, к счастью, пока не получается, Антонина Стефановна полезла за «последним аргументом» и назвала методы борьбы Инициативной группы «фашистскими и националистическими».
А в это время в людском море, заполнившем площадь перед исполкомом, было много рядовых коммунистов, которые подходили к членам Инициативной группы и просили их в святой простоте: «Вы только Ковылину не трогайте — она не может к вам пристать, потому что у ее сына бизнес с Подопригорой». Так они называли Единый расчетный центр, занимающийся сбором платежей для ПЖРП, который возглавляет Дмитрий Ковылин, сын Антонины Стефановны.
Так рядовые члены компартии четко изложили суть позиции Ковылиной, хотя она, естественно, с этим не согласится.
С тех пор прошло два месяца — что же мы имеем в «сухом остатке»? Новые тарифы исполком отменил, причем без права возврата к ним в ближайшем будущем. Отменил не только под давлением акций протеста, но и по требованию правительства, губернатора, мэра, в конце концов — они что, пошли на поводу у «бандитов, фашистов и националистов»? Зато простые люди, в том числе рядовые коммунисты, вздохнули с облегчением. Неужели это не радует Антонину Стефановну и ее окружение, без конца рассказывающих всем, как они заботятся о нуждах народа? Похоже, что нет… По крайней мере, какого-то осознания ошибочности своей позиции (я уж не говорю об извинении) мы так и не услышали.
Антонина Стефановна как всегда «на коне», как всегда поучает других, как нужно защищать интересы простых людей, как всегда считает себя «умом, честью и совестью», а идеологических противников обвиняет во всех смертных грехах, в том числе и в отсутствии морали.
По этому поводу можно вспомнить несколько историй, но особенно характерна одна из них: как ее сын, Дмитрий Ковылин, попал в городской совет в 2006 году. Тогда выборы проходили по партийным спискам, и в нашем городе нужно было избрать 41 депутата. Все политические партии и блоки, участвовавшие в выборах, подавали списки кандидатов в избирательную комиссию, но особенно старались рекламировать первую «пятерку» — лучший цвет политической силы. «Пятерка» городских коммунистов тогда была такой: Антонина Ковылина, Анатолий Пискун, Игорь Абрамов, Лидия Яцышина, Инна Горобец. А вот шестым стоял Дмитрий Ковылин. Конечно, Антонина Стефановна, скорее всего, не хотела, чтобы ее обвинили в протекционизме, и поставила своего сына «за дверями пятерки», на «скромном» шестом месте. Она, я думаю, была уверена, что компартия завоюет гораздо больше мест, и сын ее получит вожделенный депутатский мандат.
Однако 26 марта 2006 года стало для нее снегом на голову: коммунисты набрали голосов только на четыре места, то есть в городской совет проходили Ковылина, Пискун, Яцышина и Абрамов. Надо было что-то срочно предпринять… Хотя по Закону о выборах ничего уже сделать было нельзя: изменения в списках можно вносить, в крайнем случае, за пять дней до голосования, если на это поступало заявление кого-нибудь из кандидатов (ст. 48, п.1.1). Однако, если очень хочется…
На следующий день после выборов пишет об отказе заявление Пискун, не выдержавший напора Ковылиной. Неизвестно, какая в заявлении стоит дата, но официально его не снимали за пять дней до выборов. Тем не менее в «четверку» подтянулась Инна Горобец, которая сейчас является вторым секретарем городской организации компартии. Оставалось выбить еще одного человека. Выбор пал на Яцышину, бывшую завотделом культуры, директором 5-й школы, ныне завучем 7-й школы, сделавшей немало для того, чтобы в городской совет пришли четыре депутата от коммунистов.
Лидию Николаевну вызвали на актив городских коммунистов и начали склонять к тому, чтобы она написала заявление о сложении депутатских полномочий, так как… не является членом компартии. Разговаривать в таком духе Лидия Николаевна не стала, а чисто по-женски развернулась и хлопнула дверью. С тех пор, конечно, много воды утекло, но до сих пор говорить об этом ей больно и неприятно. Но запомните — Яцышина заявление об отказе от депутатских полномочий не писала!
Тем не менее, городская организация компартии подала (через несколько дней!) в территориальную городскую избирательную комиссию четыре фамилии: Абрамова, Горобец, Ковылину-мать и Ковылина-сына. А наша доблестная комиссия (председатель — Наталья Старцева, секретарь — Анатолий Бакуш) этот список приняла, а затем на первой сессии депутаты его узаконили. Получается, что городской совет 5 созыва с самого начала был незаконным и все его решения можно считать нелегитимными!
Знал ли об этом мэр Валерий Гнатенко? Судить не беремся, однако уже на первых сессиях из уст Антонины Стефановны полились дифирамбы новой власти. Вообще трудно вспомнить за прошедшие семь лет хотя бы один принципиальный вопрос (за исключением, пожалуй, сессии по школе-интернату), когда коммунисты голосовали бы против городского руководства. Так что Валерий Сергеевич имел все основания заявить, что у нас в Дружковке нет оппозиции.
Однако еще более показательной была странная любовь городских коммунистов к ПЖРП. Тарифы на жилье в Дружковке подняли на 100 процентов первый раз в 2008 году даже без «писка» с их стороны. Зато компартия собрала вскоре митинг в сквере «Юбилейный»… против НАТО (такая, видимо, пришла разнарядка). А когда депутат городского совета от «Батькивщины» Виктор Овсянников попросил на этом митинге слово, чтобы рассказать о новых тарифах, Антонина Стефановна объявила его провокатором и «спустила» на «коллегу» верных оруженосцев. В то время ее сын, кажется, уже работал в ПЖРП или же вскоре был туда принят.
Принципиальность ее иногда зашкаливает. Так Ковылина настойчиво добивалась того, чтобы в нынешнем составе городского совета было пять мест для коммунистов, потому что пятой шла… Догадались, кто?.. Жена ее племянника. Возможно, она прекрасный и достойный человек, но как-то очень уж наглядно все получается: три созыва подряд мама плюс сын, а теперь еще и двоюродная невестка. Одним словом, семья.
Что поделаешь? Сейчас в политике и бизнесе это стало модным. Правда, к морали это не имеет никакого отношения.

Подробное описание бмикс у нас.


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (5 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

21 комментарий к статье “Когда красные не краснеют”

  1. 1:

    БРАВО!БРАВО!БРАВО!АПЛОДИРУЮ СТОЯ!!!!!!!!!!!ВОТ ЭТО СТАТЬЯ!!!!!!!!!БРАВО!!!!БРАВИССИМО!!!!!!!!!!!

  2. Лошара:

    Все члены ПР-вчерашние коммунисты…..Ну а Тоня- настоящий большевик…Она , плечо к плечу вместе с коммунистом Белым еще в 90-е чудили в городе…и где Белы? А Тоня всегда востребована…честь и хвала ей!!! Впору можно присвоить званиее коммуниста многоразового использования…Равно как и ее духовному отцу , многоженцу, Симоненко…..

  3. Семенов:

    Не трогай коммунистов, лошара, это самые кто за нас за народ пекутся. При комунистах было все, жили, как коты в масле! Учились и лечились бесплатно. А на Кавказ каждый год кто ездил??? Было спокойно, вот это настоящая стабильность! А Петя молодец, старую свою бросил, взял молодуху… И я так сделаю! И нахрена нам та европа с ее гомосексуальной культурой? Там же только ты приехал — тебя сразу выебут!!! Он в России какие просторы, езжай, отдыхай, работай, что нам еще надо? А этот замаскированый бендеровей Янукович нас всех кинул через …
    Ну коммунисты и ПР, а кто еще есть в Дружковке? Вот на них все и пытаются свалить.

  4. Лошара:

    Ну так в чем дело?Чемодан-вокзал- Рассея и дуй себе на Кавказ в командировку….или в Бирюлево-если далеко ехать не хочется….
    Да, кстати я по фото глЯнул-все нынешние и бывшие бальшевики….и на хера им та европа с ее гомосексуальной культурой, если они сами такие…..

  5. извеняюсь:

    а что это про бывшего коммуняку качюра ничего в этой статье нет? или он и не коммунистом был вовсе? а так, задание американской разведки в местном горкоме партии выполнял?

  6. Лошара:

    Я полагаю, что этот на хер никому не нужный индивидуум выполнял задание инопланетной разведки под видом приспособленца…

    • извеняюсь:

      а чичас какойе и чиё задание он выпалняет этат обаратень камунизьма

      • 1:

        Строит музей под открытым небом на въезде в Дружковку со стороны Константиновки

        • Лошара:

          Так то очередной «синюшник»- алкокммерс проэкт

          • 1:

            Ну так под чьими именами и знаменами «воплощается» этот «всенародный» проэкт? ответ известен: комуняка-оборотень+местный клоун-бандера

          • Лошара:

            Все может быть.. а просто надо к киоску подойти и прочитать, кто хазяин этой позорной фигни…..

          • Силач:

            Главное — не «данные» какого «офени» запечатлены на «интерфейсе» этого горе-генделыка, а КТО и под КАКИМ соусом подавал этот «музэй» под решение Государственного Органа Власти? Разве ТО, что «построено» на въезде в Дружковку можно назвать «музеем»? Это — ПОЗОР города и ПОЗОР его жителей. Депутатам нужно немедленно принимать решение о сносе этого «фигвама» и, безусловно, наказать тех, кто сфальцифицировал и ввел в заблуждение местные органы власти. я думаю, имена их не составляют большой тайны.

  7. Лошара:

    Так ,наверное дяпутаты и построили этот позор…для верности, поскольку всегда возле казацкого куреня был шинок, и всегда рядом валялись бухие в жопу казаки….Все по Гоголю….

    • Силич:

      Так а «курень», то где??? Где «курень», я всех спрашиваю??? Разливочная есть, какое-то ужасного вида бунгало на горе тоже пугает проезжих. ГДЕ МУЗЕЙ, Я СПРАШИВАЮ??? КОМУ ПРИШЛО В ГОЛОВУ ЭТОТ ПОЗОР НАЗВАТЬ МУЗЕЕМ??? КАК ЕГО ИМЯ? ИМЯ, Я СПРАШИВАЮ???

  8. Лошара:

    06.11.2013 года специально остановился у въезда в Дружковку с целью помотреть, а кому этот позор принадлеит…? Оказывается нет сведений на витрине….Молодка отморозилась, и ее понять можно….Ну а так какое-то местное хузло пивнуху хочет соорудить на манер говнюшнего оазиса…..

    • Силич:

      Пора городским властям уже «взять власть в свои руки» и снести этот позорный кошмар вместе с гендэлыком с лица дружковской земли. Музей должен быть музеем (и он в городе есть), а называть «музеем» чёрте-что — это недостойно города. Город, спаси свое лицо! Пора начинать общегородскую акцию по сбору подписей за снос этого ПОЗОРИЩА! А еще лучше, городским властям, без всякого опроса, навести порядок на въезде в город

  9. Лошара:

    Снова еду с Донецка и вижу-крыша под металлической черепицей готовится…Так где музей под открытым небом? Это типа, как Ющенко строит за жертевенные дееньги потешный городок???????????????!!!!!!!!!!!!!!!!

    • Галич:

      Алекса Тихий был бы даволен. Наконец цта настаящими патреотами в Дружковке аткрываецца настаящий музэй. И имья эттаму музэю нада дать «имени настаящчих патреоттаф-тихавцев». А на въезде-входе в «музэй» должен, судя по форме и содержанию, играть на балалайке Клим Чугункин, здесь же — тошниловка с рюмочной, внутрях — нары с парашей для заседания мессных цениттелей опусов бывшего красного камуняки с меснаго гаркома партии. А Таньку Далиновскую с директорш музея на микрорайоне нада выгнать на пензию — ана сваим абразаванием токма портит и раздражаит месный кантингент неафитав председатиля самаправазглашоннава гаратскова опщества тихава. И хто тока этим месным Шарикавым «обратную» операцию сделает? Да! Перевелись нынче профессоры Преображенские! Неужели и Борменталей больше нет? Шариковы «загрызли»?

  10. Аксёнов:

    Теперь перейдём к одному из самых болезненных вопросов нашей истории — к голоду 1930-х, который националисты назвали особым словом «голодомор».
    Для начала хочу отметить — голод 1930-х, я считаю одной из величайших трагедий в истории украинского народа и других народов, населяющих Украину. Нельзя также снимать определённую вину с властей, как местных, состоящих в основном из украинцев, так и с центральной. Власти всегда ответственны за происходящее в стране. И в 1930-е природные катаклизмы были усилены людской безалаберностью.
    Я не буду останавливаться на том, что и так широко освещалось. На том, что голод затронул не только Украину, но и другие регионы Союза. Что голод был не только на тех, украинских землях, которые входили в состав СССР, но и на тех, которые были под властью Польши. Что подобные трагедии происходили с определённой регулярностью и в царской России, и в других странах. Например, голод в Ирландии в ХІХ веке привёл к тому, что в этой стране исчезла БОЛЬШАЯ часть населения. Не буду говорить и о том, что власти предпринимали определённые меры к спасению людей, об этом сохранились многочисленные документы, а вот о том, что голод был устроен сознательно, документов нет. Не буду говорить о том, что голод в Украине был частью глобального катаклизма, вместе с бушевавшим тогда мировым экономическим кризисом, вместе с такими значительными событиями, как приход Гитлера к власти.
    Все эти факты уже освещались в той или иной мере.
    Не буду говорить я и о численности умерших. Спекуляции по этому поводу идут не первый год, и даже провластные украинские СМИ иной раз проговариваются… Так в одном из выпусков ТСН, говорили о миллионах и миллионах погибших — и тут же было сказано, что половина пришлось на Днеропетровщину, на её сельскую местность. «А сколько людей жило тогда в сёлах Днепропетровщины?» — подумал я, после этой передачи. Несколько сотен тысяч — не больше. Такие оговорки, показывают, что нынешние украинские власти знают о реальном количестве погибших и сознательно завышают его на порядок. Хотя и реальное количество впечатляет! С другой стороны, когда мы устанавливаем его исходя из статистики, из официальных подсчётов населения Украины, то результаты нынешнего правления националистов выходят не менее трагичными. Исчезло 5 миллионов жителей Украины!
    Не хочу я писать и о том, как ненаучно ведут националисты подсчёты «нерождённых». Когда они этих мифических «нерождённых» приплюсовывают к реальным потерям и получают цифру в сотни миллионов погибших украинцев. Дело в том, что после потерь от голода или войны, как правило, наблюдается вспышка роста населения и его численность быстро выходит на прежний уровень, после чего рост населения замедляется. Поэтому говорить, что не было бы голода в 1930-х, то население Украины сейчас было бы больше ста миллионов, по меньшей мере, некорректно. Было бы столько, сколько и теперь. Тем более сто миллионов, для такой маленькой территории — это опасная цифра, исходя из реалий нашей экономики. Да и не осталось бы природы у нас с таким населением.
    Не буду здесь я и развенчивать байки об оцепленных колючей проволокой украинских сёлах, в которых умирали украинцы, в то время, как русские сёла, чуть ли не благоденствовали. По соседству с моим родным селом Круглик, заселённом преимущественно украинцами, находится село Ореховка, где живут выходцы из России. От голода пострадали оба села. Тем более, что многие семьи этих сёл, «переженились» между собой, так, что уже не разобрать, кем считать потомков этих смешанных браков — русскими или украинцами. А родственники из разных сёл, по возможности помогали друг другу. И самое главное, те кто сочинял мифы о колючей проволоке, о солдатах оцепляющих сёла, никогда не видели реальных украинских просторов. Что бы всё это оцепить не хватит проволоки, даже если на её выпуск перевести всю промышленность. Не хватит и солдат, даже если специально для оцепления мобилизовать всё молодое население страны.

    Не соответствует действительности и миф о паспортах, которых якобы лишили крестьян, чтобы не выпускать их в город. Крестьян не могли лишить паспортов по одной простой причине — у крестьян их… просто не было. Не было ни при «царе батюшке», ни при Петлюре, ни в начале советской власти. При царе паспорта выдавались только тем, кто специально уходил на работу в город. Советская власть на первых порах считала паспортизацию недемократичным актом. Причём на возлюбленном националистами Западе до сих пор так считают.
    Паспорта начали вводить в городах, для того, чтобы уменьшить тамошнюю преступность, воспрепятствовать проживанию без прописки, то есть, паспортизация населения рассматривалась не как благо, а как мера для наведения порядка. Мера направленная скорее на некоторое ограничение жизни горожан, а не крестьян. Паспортизация была проведена для особых зон. Примерно так, как делается в приграничных районах, для контроля над населением в этих районах. И к таким районам поначалу отнесли крупные города, затем распространили на города вообще. Эта мера была направлена на город. А сельское население от регламентирующих мер освободили. При том, что в городах тогда проживала, лишь пятая часть граждан.

    Другой вопрос, что когда в городах стало проживать большая часть населения, это ударило бумерангом по деревне. Но это было потом. И когда это произошло паспорта получили все граждане.
    Почему на первом этапе паспортизация не вводились паспорта в сёлах, в тех сёлах, где была воссоздана крестьянская община в виде колхозов? Потому, что там все и так знали, где кто живёт, а в городах из-за многолюдности этого знать не могли. Вот и ПРИШЛОСЬ вводить там паспорта. Причём рабочие совхозов, в отличие от колхозников, получали паспорта на тех же основаниях, что и лица, проживающие в городах. В совхозах было больше рабочих, привлечённых со стороны, причём многие совхозы находились в пригородной зоне. А остальным крестьянам паспорта поначалу выдавались тем же порядком, что и при царской власти, когда они уходили в город. Только вместо помещика или общины, паспорт выписывали местные власти, состоящее обычно из таких же крестьян. Причём советская власть поощряла переезд в город молодёжи — для учёбы и для работы. Так что паспортизация населения происходила вне всякой связи с голодом. А если выдача паспортов и имела какой то регуляторный характер, то только для того, чтобы не оставлять село без работников, чтобы сёла не были безлюдными. То есть, здесь стояла цель увеличить, а не уменьшить сельское население. Первоначально предписывалось проведение паспортизации с обязательной пропиской в Москве, Ленинграде, Харькове. Постановлением Совнаркома СССР N 861 от 28 апреля 1933 к режимным были отнесены города Киев, Одесса, Сталино, Днепропетровск и некоторые другие. То, есть активная паспортизация начала проводиться уже после голода 1930-х! Паспортизация шла этапами, от столицы к областным центрам, дальше к райцентрам и к сёлам. Причём в пределах района люди обычно могли перемещаться без паспортов. Как правило, могли без паспорта покинуть и район на месяц. Если выезжали на длительный срок, то получали паспорт в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на один год. По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получали паспорта на общих основаниях. Постепенно плановая паспортизация охватило всё население страны. Процесс шёл медленно и растянулся почти на четыре десятилетия. А во время перестройки раздались требования за отмену паспортизации и прописки. За отмену во имя демократии.

    Я не буду здесь также опровергать тезис о том, что в СССР людей СПЕЦИАЛЬНО сажали в лагеря для того, что бы использовать рабский труд в целях индустриализации. Те кто выдвинул эту идею не знают, что рабский труд экономически не выгоден, что затраты на охрану и содержание узников очень велики, что немногие отрасли экономики могут ЭФЕКТИВНО использовать труд заключённых. Всё было наоборот — заключённых заставляли трудиться для того, чтобы они компенсировали затраты на своё содержание, плюс в то время очень серьёзно относились к мысли о том, что труд перевоспитывает преступника. К тому же отсутствие работы в заключении, очень тяжело для психики. Если бы не работа, многие бы просто сошли с ума. Как это не парадоксально звучит. Конечно, не все заключённые в то время были преступниками! Были и невинно-репрессированные. Я вовсе не собираюсь оправдывать политику тех лет! Я просто хочу, чтобы мы знали правду.
    Затронем один вопрос, который касается нашей темы — печально-известный закон, получивший в литературе название «закон о трёх колосках». Суть закона в том, что люди получали большие сроки за хищение государственного имущества. Порой за самые незначительные хищения. Конечно закон очень несправедливый. Но надо сказать, что действовал он недолго, а многие из осуждённых по этому закону, были освобождены по амнистии в 1935 году. Для начала отпустили осуждённых получивших не более пяти лет заключения, потом пересмотрели судимость многим другим. И это была не единственная амнистия. Сейчас любят рассказывать о том, как люди получали за мелкие хищения большие сроки, но забывают добавить, что многих вскоре освободили. Причём в публицистике постоянно описывают одну и ту же картинку, как несчастную крестьянку судили за ведро колхозной картошки, а крестьянина, за мешок колосков. Конечно, жаль таких людей, но почему говорят только об этих? Ведь многих судили не за мелкие, а за крупные хищения. Ведь страна в преддверии войны, во время голода и мирового экономического кризиса вынуждена была отчаянно защищать общенародную собственность для того, что бы не погибнуть. Теперь, когда «приватизаторы» расхитили государственную собственность и оставили нас нищими, многие люди начинают понимать, что советские законы об общенародной собственности были во многом справедливыми, несмотря на свою суровость. Хотя повторяю — не обходилось и без эксцессов. Тогда, как и теперь, было немало негодяев, людей способных осудить невинного. Увы! Негодяи были во все времена и при всех режимах!

    Для того, чтобы подробно осветить вопросы, которые я затронул выше, понадобилась бы целая монография. Поэтому я остановлюсь только на одном пункте.
    Был ли смысл для Сталина проводить геноцид украинского народа? Понятно, что факт геноцида никем не доказан, понятно, что политика, связанная с этим вопросом — этакая пляска на костях умерших — имеет своей целью поссорить украинский народ с русским. Давайте забудем об этом и поразмыслим чисто логически.
    Сталин был прагматиком. Мог ли этот человек в напряжённый период индустриализации всерьёз желать того, чтобы было уничтожено население региона, где производится большая часть продовольствия страны? Чтобы Украина стала безлюдной? То есть, привести к тому, чтобы рабочие начали умирать с голода, чтобы всё закончилось крахом индустриализации и падением центральной власти. Кем-кем, но самоубийцами правители СССР в то время не были!
    Может Сталин хотел уничтожить украинцев и «быстренько» заселить освободившиеся территории новыми хлеборобами? Во-первых — такого количества людей, чтобы заселить новые территории, в стране просто не было. Рабочих рук и без того катастрофически не хватало. Во-вторых «быстренько» не заселишь. При всём могуществе командно-административной системы терялся урожай одного года. И это при самом удачном заселении, когда поселившиеся смогли бы сразу приступить к производству. Но ведь поселенцы не были бы знакомы с условиями работы в новой для себя местности. А страна в то время съедала практически столько же, сколько и выращивала. Неужели бы Сталин отказался в преддверии войны от одного годового урожая, оставив без хлеба рабочих занятых индустриализацией?
    И, самый главный вопрос — а кем Сталин хотел заселить, освободившиеся от украинцев, территории? Кем — русскими, грузинами, евреями, казахами? Кем?
    Создатели теории «голодомора, как геноцида» должны ответить на этот вопрос. При реальных случаях геноцида, был народ, который уничтожался, как и был народ, который хотели поселить на освободившейся территории. При геноциде индейцев на их землях селились, уничтожившие их англосаксы, при геноциде армян — турки, при геноциде славян и евреев во время Второй Мировой — немцы. Когда во время Великой Отечественной ОУН-УПА проводила геноцид поляков, она рассчитывала, что на тех землях будут жить исключительно украинцы. В свою очередь польская Армия Крайова и банды образовавшиеся после её роспуска, проводили геноцид украинского народа, рассчитывая что на землях украинцев будут жить поляки. Так осуществлялся взаимный геноцид двух народов, причём проводили его исключительно националисты с обеих сторон. Нормальные люди наоборот, помогали своим соседям другой национальности. Кровавую резню прекратила Красная Армия.
    Итак примеры РЕАЛЬНОГО геноцида, показывают, что осуществлялся он, как правило, для того, что бы кто-то поселился на опустевших землях.
    Так кто же хотел поселиться на украинской земле? Негласно националисты намекают на то, что это русские. Хотя, с учётом национальности Сталина, столь же «обоснованной», может выглядеть «теория», что Джугашвили хотел заселить украинские земли… грузинами. Конечно, такой бред не понравится украинским националистам.
    Может Сталин хотел заселить украинские земли новыми людьми, специально «выращенными» для этой цели? Но ведь на такое уйдёт не одно поколение!
    Я уже не говорю о том, что власти в то время обычно заботились о простых тружениках. Они бы не пошли на истребление целого народа, исходя из моральных принципов. Да-да — моральных! Как бы это не корёжило слух людей, одураченных во время оголтелой перестроечной лжи!
    В общем, если рассуждать логически, для Сталина не было более удобного народа на украинских землях, чем украинцы.

    • Лошара:

      В Украине стало возможным говорить о Голодоморе после декабря 1987 года. И только через девять лет, 26 ноября 1998 года, Указом Президента Украины был учрежден День памяти жертв Голодомора (каждая четвертая суббота ноября). В мае 2003 года Верховная Рада Украины в официальном обращении к народу Украины признала Голодомор 1932 – 1933 годов актом геноцида. Однако это решение прошло с минимальным результатом – 226 голосов. Генеральная Ассамблея ООН в 2003 году распространила заявление, в котором квалифицировала Голодомор 1932 – 1933 годов «национальной трагедией украинского народа». Факт геноцида украинцев сталинским режимом в 1932 – 1933 годах был официально признан 11 правительствами стран мира, среди них Австралия, Венгрия, Ватикан, Литва, Соединенные Штаты Америки. 4 ноября 2005 года Президент Украины В. А. Ющенко в Указе „О почтении жертв и пострадавших от голодоморов в Украине” назвал голодоморы 1921 – 1923, 1932 – 1933 и 1946 – 1947 годов геноцидом украинского народа. По инициативе Президента Верховная Рада Украины 28 ноября 2006 года приняла Закон „О Голодоморе 1932 – 1933 годов в Украине”, в котором Голодомор 1932 – 1933 годов, в соответствии с Конвенцией ООН от 9 декабря 1948 года о предотвращении преступления геноцида и наказании за него, квалифицирован как акт геноцида Украинского народа (согласно ст. 2 Конвенции, под дефиницией „геноцид” имеется в виду „любое из деяний, учиненных с намерением уничтожить полностью либо частично какую-нибудь национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую”).

      Свое отношение к событиям, связанным с Голодомором 1932 – 1933 годов в Украине, высказала 34-я сессия Генеральной конференции ЮНЕСКО, приняв 1 ноября 2007 года резолюцию об увековечении памяти жертв Голодомора в Украине.

      Президент Украины Виктор Ющенко 2 ноября в интервью журналистам украинских изданий, отмечая, что международное сообщество впервые в таком масштабе (193 страны мира) приняло консолидированное решение относительно признания Великого Голода 1932 – 1933 годов, приветствовал принятие ЮНЕСКО этой резолюции и выразил уверенность,что придет время, когда большинство стран мира признают Голодомор актом геноцида Украинского народа.
      Официальным началом хлебозаготовительной кампании 1932 года является 1 июля. План хлебозаготовок по Украине был утвержден ІІІ Всеукраинской конференцией КП(б)У, которая состоялась 6 – 9 июля 1932 года в Харькове в помещении Государственной оперы. Стратегическую линию ЦК ВКП(б) на конференции представляли В. Молотов та Л. Каганович. «К безусловному исполнению» был принят «установленный ЦК ВКП(б) план хлебозаготовок по крестьянскому сектору Украины в размере 356 млн. пудов». Политбюро ЦК КП(б)У после ІІІ партконференции утвердило 4% надбавку к хлебозаготовительному плану, а также разрешило ввести 2% надбавки к районным планам.

      План хлебозаготовок определялся, исходя из нормы урожайности 1932 года. На 5 июля это была ориентировочная норма в 48,4-52,7 пудов/га, с 1 октября – оперативная — в 42,1-46,5 пудов/га. Однако и она была завышенной, как и официальная цифра собранного в Украине в 1932 году урожая – 912,5 млн пудов или 14,6 млн. тонн (Таугер М. Б. Урожай 1932 года и голод 1933 года // Судьбы российского крестьянства. – М., 1996. – С. 306, 308). По утверждению одного из самых авторитетных украинских исследователей Голодомора доктора исторических наук В. Марочко, валовой сбор зерновых в Украине в 1932 году составлял 12,8 млн. тонн (около 800 млн пудов). Сравнительно с 1931 годом, он уменьшился на 306,3 млн. пудов.
      И все же положение с урожаем само по себе не могло стать причиной тотального голода, из-за которого вымерла почти половина сельского населения Украины. Собранного хлеба было достаточно для удовлетворения как продовольственных потребностей населения, так и создания посевного фонда. Украинские исследователи Голодомора 1932 – 1933 годов в Украине доказали, что «физическое истребление украинских крестьян голодомором – сознательная и целенаправленная террористическая акция большевистского режима в Украине» (В. Марочко. Голодомор 1932 1933 рр. К., 2007. – С. 3). Об этом бесспорно свидетельствуют архивные документы партийных, советских и карательных органов.

      С 1929 года Сталин начал открытую борьбу против украинских крестьян, навесив на них ярлык спекулянтов, что автоматически зачисляло их в разряд классовых врагов. Четырехлетняя война путем «ликвидации кулачества как класса» и обобществления крестьянских хозяйств достигла своего апогея осенью 1932 года, когда на село были направлены многочисленные отряды с четко определенными планами хлебозаготовок. Эти планы не исчерпывали всех форм сдачи крестьянами зерна и продовольствия государству. Кроме собственно хлебозаготовок, крестьяне должны были сдавать мирчук (сбор за помол зерна), различные заготовки мяса, сливочного масла, яиц, других видов продовольствия, возвратить государству посевной займ, осуществить расчеты колхозов с МТС за выполненные ими работы и др.

      Единственной формой оплаты труда колхозников были не деньги, а трудовые единицы – так называемые трудодни. Средней натуральной оплатой трудодня в колхозах Украины в 1932 году было от 1 до 1,5 кг хлеба. Его денежное наполнение составляло от 50 копеек до 1 руб. 20 коп. Как утверждает В. Марочко, в 1932 году один трудоспособный колхозник, согласно официальной статистике, вырабатывал 143 трудодня. Нетрудоспособным членам колхозов трудодни не начислялись, и секретариат ВУЦИК считал это правильным. Однако по итогам 1931 года колхозники Украины и этого заработка почти не получили, в частности, на Харьковщине полностью не рассчитались с колхозниками 15% колхозов, на Киевщине – 28%.

      В единоличном секторе действовали нормы налогообложения, установленные Законом о Едином сельскохозяйственном налоге на 1930/31 год. Для Украины, сравнительно с другими союзными республиками, эти нормы были значительно выше. За гектар засеянной земли украинские хлеборобы должны были вносить 58 руб, белорусские – 55 руб, закавказские – 52 руб, российские – 46 руб. За крупный рогатый скот по Украине должны были платить 21 руб, Белоруссии – 17,5 руб, а по другим республикам – от 13 до 15,5 руб. Харьковщина, как столичный регион, облагалась в границах Украины на еще более высоком уровне. Как свидетельствует Обязательное постановление Харьковского окрисполкома от 29 мая 1930 г. № 50 „О порядке проведения по Харьковскому округу единого сельскохозяйственного налога на 1930 – 1931 годы”, нормы доходности, а с ними и размер налога, устанавливались таким образом, что наивысший размер налога получили ближайшие к г. Харькову районы – Харьковский, Мерефянский, Люботинский, Ольшанский и земли под сельскохозяйственными угодьями, включенные в Харьковскую городскую зону (от 80 до 88 руб. и 110 руб. за га соответственно). После завершения сплошной коллективизации денежный налог был в значительной мере заменен натуральным эквивалентом.

      В связи с тем, что объем хлебозаготовок 1931 года (39% валового сбора) достиг критической черты для хлебофуражного баланса Украины, весной 1932 года в селах начался голод, скот вымирал. Незасеянными осталось 2,5 млн. га земли. Необходимо также принять во внимание огромные потери при сборе урожая 1932 года и 1,1 млн. га вовсе нескошенных земель. Не обоснованная экономически, аграрная политика большевиков привела к потере крестьянами мотивации к труду, следствием чего стало падение сельскохозяйственного производства. Из материалов, которые хранятся в бывшем Кремлевском архиве Политбюро ЦК КПСС, видно, что средняя урожайность за 5 лет перед 1932 годом снизилась почти на 30%, по Украине этот показатель составил свыше 43% (в 1927 году, до коллективизации – 11,2 ц/га, в 1931 – 8,3 ц/га). Между тем хлебозаготовки росли из года в год. По Украине их прирост в 1931/32 году, сравнительно с 1929/30 годом, составил 36,7%.
      При таких обстоятельствах расчеты с колхозниками по трудодням за 1932 год, сравнительно с прошлым годом, еще ухудшились. Из материалов пленума ЦК КП(б)У от 15 февраля 1933 года видно, что с августа 1932 до февраля 1933 года 88% колхозников Одесской, 94,8% колхозников Днепропетровской, 81,6% колхозников Харьковской и почти 70% колхозников Винницкой областей не имели ни единого грамма хлеба. Такая же картина наблюдалась и по другим областям Украины. Из около 20-миллионного сельского населения Украины трудоспособных колхозников насчитывалось только 6,3 миллиона, из них половина ничего не получила по заработанным трудодням, а 13 миллионов нетрудоспособных (дети, люди пожилого возраста, инвалиды) вообще не снабжались из фондов колхозов. В случае смерти колхозника, заработанный им на трудодни хлеб семье не выдавался.

      Несмотря на все «старания» хлебозаготовительных отрядов, использование репрессивных мер на основании написанного Сталиным собственноручно закона об охране общественной собственности от 7 августа 1932 года, откомандирование всего руководящего состава ЦК КП(б)У и обкомов на хлебозаготовки в районы с целью устранения у местного руководства «хвостистских настроений», запрет колхозной торговли хлебом и помола зерна на мельницах без разрешения сельсоветов, а также то, что хлебозаготовительный план пришлось трижды сокращать, к 1 ноябрю 1932 года от крестьянского сектора Украины поступило лишь 136 млн. пудов хлеба (Ю. Шаповал. «Повелительная необходимость»: рік 1932-й. До дня пам’яті жертв голодомору і політичних репресій / Дві Русі. К., 2003, С. 283 – 284).

      И хотя Сталин понимал размер кризиса в республике и побаивался социального взрыва, допустить прекращение хлебозаготовительной кампании он не собирался. Отказ от хлебозаготовок привел бы к дефициту валюты, свертыванию закупок за границей оборудования для новых заводов, признанию ошибочности политики «большого скачка». Для Сталина вопрос «быть или не быть» осенью 1932 года решался в Украине. Учитывая степень недовольства его политикой в обществе, а также в руководимой им партии, Сталин и его сторонники предпочли обречь на голод и смерть миллионы, чем выпустить власть.

      22 октября 1932 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение: „С целью усиления хлебозаготовок откомандировать на 2 декады полномочные комиссии под руководством В. М. Молотова на Украину, под руководством Л. М. Кагановича – в Северо-Кавказский край”. 29 октября комиссия ЦК ВКП(б) во главе с В. Молотовым прибыла в Харьков. Он тут же приступил к делам: разослал украинских руководителей по районам, просил телеграммой Сталина направить в Украину на месяц для проведения хлебозаготовок 50 — 70 опытных коммунистов, распорядился прекратить продажу промышленных товаров колхозникам и единоличникам, потребовал от местных руководителей наладить учет зерна у молотилок и сам выехал в южные области Украины. С приездом в Украину Молотова главным методом хлебозаготовок стали репрессии. В Российском государственном архиве социально-политической истории хранится директива ЦК КП(б)У, принятая по указанию этого сталинского приспешника, которая обязует судебные органы рассматривать судебные дела по хлебозаготовкам вне очереди «как правило выездными сессиями на месте с применением крутых репрессий». Для этого в каждой области дополнительно создавали не менее 5 — 10 разъездных судебных групп. Обкомы партии были предупреждены, что «пассивность в этом деле… ЦК КП(б)У будет рассматриваться как худшая разновидность гнилого либерализма, недопустимого в большевистской партии» (В. Васильєв. Ціна голодного хліба. – В кн.: Командири великого голоду: Поїздки В. Молотова і Л. Кагановича в Україну та на Північний Кавказ. 1932 – 1933 рр. / За ред. В. Васильєва, Ю. Шаповала. – К., 2001. С. 36).

      Наладив таким образом в Украине дело хлебозаготовок, В. Молотов 6 ноября отбыл в Москву. Однако его действия показались Сталину недостаточными. Вернувшись в Харьков, В. Молотов собрал 18 ноября заседание Политбюро ЦК КП(б)У, которое под его давлением приняло постановление „О мерах по усилению хлебозаготовок”. Для ее выполнения из Харькова и других промышленных центров было отправлено на село бригадами по 3 – 4 человека 600 рабочих-коммунистов, которым были даны полномочия устраивать в крестьянских хозяйствах подворные обыски, изымать не только зерно, но и все продовольствие, применять натуральные штрафы в размере 15-месячной нормы сдачи мяса. Этим же постановлением вводилось такое неизвестное ни одной системе судопроизводства наказание, как занесение колхозов, сел и целых районов на „черную доску”. Лишенные всей еды, не имея возможности бежать из-за заградительных постов ГПУ, которыми окружали занесенную на «черную доску» территорию, люди были обречены на голодную смерть. До 5 декабря на «черную доску» решением ЦК КП(б)У и СНК УССР было занесено шесть сел, а постановлениями облисполкомов – 400 колхозов. Среди первых сел Харьковщины, занесенных на „черную доску”, были с. Лютеньки та Каменные Потоки.
      С 19 ноября в 243 районах Украины началась спецоперация ГПУ, в ходе которой намечалось выполнить разнарядку на аресты 3525 сельскохозяйственных работников. По предложению В. Молотова 22 ноября Политбюро ЦК ВКП(б) создало тройку в составе Косиора, Реденса, Киселева, которой предоставлялось право выносить смертные приговоры по делам репрессированных в ходе хлебозаготовок. Комиссии с аналогичными функциями создавались в каждой области Украины.

      С целью недопущения неконтролированных миграций населения 27 декабря 1932 года появилось постановление о введении паспортной системы. Крестьяне были исключены из категорий граждан СССР, которым выдавались паспорта.

      Заготовки с урожая 1932 года в земледельческих районах продолжались до января 1933 года. У „должников” были конфискованы все продукты длительного хранения. Как следствие, не получая помощи извне и не имея возможности спастись на законных основаниях, люди в селах Украины вымирали массово. Между тем, новый первый секретарь Харьковского обкома КП(б)У П.П. Постышев, выступая 4 февраля 1933 года на объединенном пленуме Харьковского обкома и горкома КП(б)У, констатировал: „Вы знаете, что хлебозаготовительная кампания текущего года проходила и, к сожалению, до сих пор еще проходит на Украине в конец неудовлетворительно. Государство не получило то количество хлеба, которое оно имело все основания ожидать от Украины, не говоря уже о том, что в отношении сроков выполнения хлебозаготовительного плана партийные организации Украины, в первую очередь, парторганизация Харьковской области, идут далеко не на первом месте в Союзе”.

      Анализу „ошибок” Харьковской парторганизации в руководстве сельским хозяйством и организации хлебозаготовок Постышев посвятил треть доклада. И ни единого слова не сказал, что в течение нескольких месяцев страшной смертью вымерла почти треть сельского населения области. Как раз за такое напоминание поплатился должностью предшественник Постышева Р. Терехов, которого Сталин назвал сказочником.

      По количеству умерших Харьковщина удерживала печальное лидирующее место. Только за 3 месяца 1933 года в Харьковской области, в состав которой в то время, кроме районов нынешней Харьковской, входили также большинство Сумской, Полтавской и некоторые районы Киевской области, умерло свыше 600 тыс. человек. Ученые Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина вывели коэфициент смертности за 1929 — 1933 годы в регионах, заселенных украинцами. В Харькове он превысил 25%.
      О масштабах смертности в селах области и в г. Харькове свидетельствует письмо председателя Харьковского облисполкома Шелехеса в ЦК КП(б)У от 30 мая 1933 года. В нем, в частности, указывается, что по неполным данным районов, в связи с тем, что смерть вобще не регистрируется органами ЗАГС, есть села, где за последние 3 месяца умерло 450 – 600 человек, во многих селах выделены специальные подводы, которые ездят по дворам и собирают трупы. На улицах Харькова лишь за 27 — 28 мая 1933 года подобрано 5447 человек и 147 трупов. Наплыв нищенствующего и голодающего элемента в последнее время все увеличивается, только за 5 месяцев 1933 года контингент детей в детдомах Харькова и области вырос на 14185 детей (больше чем вдвое), поток беспризорных детей не прекращается и, безусловно, так будет и впредь, сообщал Шелехес. Только за 1 день – 25 мая на Харьковском железнодорожном вокзале было подобрано 2 тыс. детей, а за ночь с 27 на 28 мая по г. Харькову – 700 детей, отмечал он.

      Уточненные данные человеческих потерь могла бы дать всесоюзная перепись населения 1937 года. Однако ее результаты были уничтожены, а исполнители репрессированы. Вместе с тем, всесоюзная перепись населения 1939 года, проведенная под пристальным присмотром власти, не смогла полностью утаить катастрофические последствия голодомора 1932 – 1933 годов в Украине, которые не были преодолены даже к концу 30-х годов. По данным этой переписи, численность населения Украины составляла 30960,2 тыс. человек (против 31901,4 тыс. человек в начале 1933 года), то есть меньше на 941 тыс. человек, а численность украинцев, которые проживали в 1939 г. на всей территории СССР, равнялась по ней 28,1 млн., тогда как в 1926 году – 31,2 млн.
      О масштабах Голодомора можна судить также по таким данным: население СССР с осени 1932 до апреля 1933 года сократилось со 165,7 млн. человек до 158 млн. или на 7,7 млн., главным образом за счет сельского населения. Цифра 158 млн. человек наводится Б.Ц. Урланисом с оговоркой как „приблизительная”.

      Динамику смертей, а не фактичное их количество, по Харьковской области можно проследить благодаря подсчетам, проведенным в 2002 году работниками районных отделов РАГС Харьковской области (в ее современных границах) по книгам регистрации смертей по заказу Организационного комитета по подготовке и проведению в области мероприятий в связи с 70-й годовщиной голодомора в Украине. Неполнота этих данных обусловливается тем, что, по-первых, большое количество книг не сохранилось, во-вторых – не все смерти регистрировались. Следует отметить, что такой подсчет проводился повторно. (Результаты первого хранятся в документах научно-вспомогательного фонда Харьковского исторического музея и опубликованы в книге „Чорні жнива. Голод 1932 – 1933 років у Валківському та Коломацькому районах Харківщини (документи, спогади, списки померлих)”. Упор. Т. В. Поліщук. – Київ – Харків – Нью-Йорк – Філадельфія. – 1997). Подсчеты последних лет дали несколько другие цифры, но тенденция не изменилась. Общее количество зарегистрированных смертей в 1933 году на территории современной Харьковщины составляет свыше 120 тыс. (вместе с г. Харьковом, где зарегистрировано 33900 смертей). В сравнении с НЭПовским 1925 годом это больше чем в четыре раза, а с 1936 годом, последним годом перед массовыми политическими репрессиями, – в шесть раз.
      С целью обеспечения достойной организации и проведения мероприятий в связи с 75-й годовщиной Голодомора 1932 – 1933 годов в Украине Президент В. А. Ющенко Указом от 14 марта 2007 года создал Координационный совет по подготовке мероприятий в связи с 75-й годовщиной Голодомора 1932 – 1933 годов в Украине, а через 2 недели Указом Президента № 250 эти мероприятия были утверждены. На сегодня состоялось два заседания Координационного совета, второе прошло 23 октября в г. Харькове, откуда в 1932 году было организовано воплощение в Украине античеловеческого плана большевистского имперского руководства – умерщвление голодом-геноцидом 7 миллионов украинских крестьян. Украинцы, как историческая нация, должны возродить имена украинских хлеборобов, жертв целенаправленного государственного террора.

      Голодное лихолетье 33-го – не просто историческое прошлое, а незаживающая физическая и духовная рана украинского народа, которая жгучей болью пронизывает память многих поколений. Сегодня необходимо говорить о прошлом ради будущего, ибо беспамятье порождает бездуховность, которая, будто раковая опухоль, разъедает тело и душу нации – перечеркивает ее историю, попирает традиции и разрушает социокультурную самобытность народа.
      Ну а предыдущийц аффтар- просто порождение коммунистического сознания- манкурт, котторый попросту отрицает очевидное, равно как до недавних пор отрицали расстрел поляков в Катыни, Харькове, пакт Риббентропа-Молотова. Изготовление боевой техники и отравляющих веществ для нацистов и подготовку танкистов и летчиков, которые впоследствии с успехом воевали против своих недавних союзников, с которыми развязали Вторую Мировую войну, раздербанив Польшу.

  11. Виктор:

    Вот и подошло время поговорить о красном!)))Рухнула диктатура КПСС,рухнула диктатура криминального крыла КПСС-Партии Регионов.По всей стране начался Ленинопад, а Дружковка явно притормаживает в этом плане.А раскол в стране нарастает.Жители города малоинформированные о реальности истории стеной стоят за Ленина-Бланка с которым связана так или иначе их жизнь, более молодое поколение, располагая временем и мощным информационным ресурсом -интернетом, вдруг обнаружила что идол коммунистов с гнильцой оказывается, за ним миллионы жизней уничтоженных соотечественников, обратили внимание что по всей стране идёт развенчание мифа о «дедушке Ленине».Следуя времени и с целью успокоить население полезно было бы решить эту проблему мирно.Так как это идол коммунистов, предлагается именно коммунистам решить куда перенести памятник Ленину из центра города, дабы не будоражить людей.А центр города, его центральную площадь назвать «Площадью Независимости», следуя славным историческим традициям, тем самым не противопоставляя идеологию разных поколений, а Октябрьскую площадь-в «Площадь Пионеров» или «площадь Революции».Название не должно иметь идеологической окраски, чтобы не пришлось его опять когда либо менять.Ни в одной стране мира нет центральных площадей, в центре которых стоял бы памятник диктатору или уголовному преступнику.Пусть коммунисты в частном порядке решают где им можно поставить своего идола, не нужно насиловать остальное население, диктатура пала!А вы как думаете?