Когда некуда идти

О людях, «забытых» государством

Евгений ФИАЛКО

BezdomaЖизнь — это подготовка к экзамену, который мы сдаем в старости. Как на каждом экзамене, здесь тоже есть свои неудачники. В подавляющем большинстве они стали такими в силу обстоятельств. Те, кто сам виновен в своих бедах, обычно до старости не доживают. И вот интересная картина: государству, по давней традиции, оказывается не нужным «отработанный материал». По мнению власть имущих, о стариках должны заботиться их собственные дети. Сейчас сама Украина, как эти старики, ходит по миру с протянутой рукой и почему-то удивляется, когда другие страны говорят ей, что ее должны кормить ее же дети — украинцы… Не вытекает ли одно из другого?
Редакция получила тревожное письмо от одной женщины, инвалида детства, об условиях содержания в Доме милосердия, который находится на поселке Торецком. Так получилось, что жила она недалеко от Горловки, в «серой зоне», и в один из моментов оказалась в больнице в Бахмуте с инсультом. Пока она там лечилась, в ее дом угодил снаряд — возвращаться стало некуда.
Через каналы благотворительных организаций информация о ней попала в Киев, а оттуда — в Дружковку, и, через одну общественную организацию, ее определили в Дом милосердия Донецкой областной Благотворительной Организации «Вифезда» (купальня). Создана она в 2007 году, а с 2011 зарегистрирована в Дружковке. Работает, в основном, с людьми преклонного возраста и переселенцами. Bezdomn
— До войны мы думали, что наберем человек 15 – и достаточно, — говорит директор Дома Милосердия Лариса Денисюк, — а сейчас их уже 60…
В письме в редакцию поднималось много острых вопросов, поэтому мы первым делом встретились с его автором, которая после инсульта, практически недвижимой, попала из Бахмута в Дружковку. Здесь, в Доме Милосердия «Вифезда», она пробыла три месяца и, поправив здоровье, сейчас находится в так называемом «хосписе» при горбольнице №2. На самом деле, ни юридически, ни фактически хосписа в Дружковке нет. Просто по договоренности с городскими властями при терапевтическом отделении этой больницы существует от 10 до 15 коек, откуда для пациентов только два пути: или в дом престарелых, или на кладбище.
Понимая, что тема, затронутая в письме, чрезвычайно болезненная, мы действовали по принципу «не навреди» и старались быть максимально осторожными и объективными. Дважды, по нашей просьбе, в Дом Милосердия по ул.Свободы попадали без предупреждения волонтеры из Киева. Один раз, негласно, в составе их группы были и мы. Нам удалось опросить несколько человек, тесно работающих с этим Домом Милосердия, и, в конце концов, мы более двух часов подробно беседовали с его директором Ларисой Денисюк, показав «сердитое» письмо и получив ответы на все вопросы. Первый вывод напрашивался сам: это заведение открыто для контактов и общения, его деятельность и условия содержания доступны тем, кто хочет с ними ознакомиться.
Вначале с рамках мониторинга подобных заведений в зоне проведения АТО в Дом Милосердия направилась Оксана Сухорукова, наша землячка, живущая сейчас в Киеве и представляющая Благотворительную организацию «Благотворительный фонд «Свои». Имея большой опыт работы, Оксана сделала вывод, что «Вифезда» ничем не хуже, а в некоторых вопросах даже лучше аналогичных заведений в других городах. Результатом ее визита стала присылка десяти кроватей от ее партнеров из Благотворительного фонда «Шпиталь-Майдан» и нескольких специальных инвалидных кресел и прикроватных тумбочек, а также партии медикаментов. Весь груз был доставлен двумя партиями в течение недели. Оксана готова и дальше помогать этому Дому Милосердия, потому что все, что происходит в ее родном городе, не оставляет ее равнодушной.

Мы повстречались с главврачом горбольницы №2 Сергеем Несчетным и попросили его рассказать о так называемом «хосписе», открытом несколько лет назад на базе терапевтического отделения. Сергей Федорович пояснил, что официально такого юридического лица, как «хоспис», в Дружковке не существует. Нет и отделения под таким названием. А, значит, нет и соответствующего финансирования. Просто такой была воля руководства города — забронировать 10 коек для пациентов преклонного возраста, которым некуда деться. Здесь они ждут или путевки в государственный Дом престарелых, или отправляются в мир иной. Некоторые находятся в больнице по полгода и больше. Как правило, под такими пациентами занято больше 10 коек (бывает, до 15), и, когда мест не хватает, приходится просить Дом Милосердия «Вифезда», чтобы приняли кого-нибудь к себе. Ни разу отказа не было. Главврач доволен сотрудничеством с этим заведением. Кстати, один из врачей горбольницы №2, по договоренности с руководством Дома Милосердия, периодически бывает там и осматривает больных.

Называет он еще несколько гуманитарных организаций (АДРА, АИФМ), оказывавших им помощь, выделяет миссию ПРООН, которая установила вентиляцию, терморегуляцию и пластиковые окна в том отсеке, где находится «хоспис». Жалеет только, что не запросил поменять окна на всем этаже…
Пациенты, находящиеся в «хосписе», получают бесплатное питание и медикаменты. По словам Сергея Федоровича, они испытывают постоянную потребность в памперсах, средствах гигиены, постельном белье и предметах ухода. А, по большому счету, говорит он, нужно бы добавить 10 коек и соответственно изменить штатное расписание, тогда бы хоть как-то эта проблема решалась.
Лариса Денисюк, возглавляющая Дом милосердия, рассказывает, что пришла к необходимости создания такого заведения не сразу. Однажды ей пришлось определять в Дом престарелых в Славянске 92-летнюю бабушку, и она поняла, что десяткам стариков в Дружковке некуда идти. Государство еще может, через социальные службы, взять на себя заботу об одиноких стариках. Их единицы, и очередь в эти заведения такая, что некоторые просто не доживают. Но, если у вас есть дети, вы обязаны перечислять на содержание своих родителей в дом престарелых от 2,5 до 7 тысяч гривень — в зависимости от региона. Реально ли это в наше время? Кстати, в на Западе такого разделения нет. потому что у каждого человека есть страховка, на которую он и опирается в трудное время.
Надо было что-то делать, и в апреле 2012 года такой Дом милосердия открылся на ул.Свободы,22. Занимал он часть двухэтажного жилого дома, где, помимо этого, расположился реабилитационный центр для людей, страдающих от наркозависимости. Всей работой по созданию и организации центра занималась протестантская церковь харизматов «Добрая весть».
Потом, весной 2014 года, пришла война. Во время оккупации Дружковки все наркодиспансеры были разогнаны, а люди, вернувшие к нормальной жизни десятки потерянных для общества наркоманов, вызвали большое недоверие у главарей «ополченцев». Они арестовали и продержали в подвале пять суток семью пастора, а заодно забрали из офиса всю оргтехнику, 13 тысяч гривень общественных денег и грузовую газель (которую потом разбили и бросили).
Несмотря на это, члены церкви с апреля 2014 года стали помогать переселенцам из Славянска и Краматорска. Поначалу им находили квартиры, а затем, после освобождения, стали предлагать места в Доме Милосердия.
За это время, по словам Ларисы Денисюк, прошли сотни переселенцев. Ее слова подтверждает и специалист отдела по делам культуры, молодежи, семьи, спорта и туризма Елена Осадчая. Этот отдел в первые месяцы войны вел основную работу с переселенцами. «Если бы не они, — говорит Елена Олеговна, — мы бы не смогли справиться с таким потоком переселенцев».
Сейчас в Доме Милосердия «Вифезда» около 60 человек, примерно поровну — переселенцы и старики. При этом переселенцы платят 5 грн. (на коммунальные расходы) в день, а старики отдают всю пенсию — в подавляющем большинстве это минималка, а то и меньше. Им обеспечивают уход, питание, проживание и простейшее медицинское обслуживание. Как правило, несколько человек не могут платить и эти деньги, потому что попадают сюда из зоны боевых действий, без всяких документов. Только через несколько месяцев они начинают получать какие-то пособия.
Контингент здесь самый разный: от побывавших в рабстве до инвалидов первой группы и даже с нарушениями психики. Подобных Домов нет нигде в ближайших городах, поэтому сюда попадают не только из Донецкой области, но есть даже из Николаева. Вопросы вероисповедания роли не играют.
Из тех, кто оказывал большую помощь, Лариса Леонидовна называет Фонд ЮНИСЕФ, Красный крест, гуманитарные организации АДРА, «Ответственные граждане» и др.
Не отказывают, в случае необходимости, и городские службы: КАТП, горводоканал, «Спектр», исполком.
— Поначалу мы хотели делать визитки, чтобы о нас знало больше людей, — рассказывает Лариса Денисюк, — однако потом поняли, что нас находят и так благодаря «цыганской почте». Мы не всегда даже можем удовлетворить всех желающих.
Попутно приходится делать ремонт и решать десятки насущных вопросов. Естественно, Дом Милосердия нуждается во многом и рад любой помощи.
— Мы стали ответом на трудные вопросы времени, — говорит она, — но если Украина хочет идти в Европу, такими стариками должно заниматься государство.
Одна из ведущих украинских волонтеров Ксения Пономарева, занимающаяся на протяжении данной проблемой, говорит о том же: «Государство просто закрывает глаза на эту категорию населения. Особенно страшная ситуация в зоне АТО. Я бы сохранила эти заведения независимо от их статуса, но ввела бы какие-то нормативы, чтобы распределить ответственность на тех, кто берется за это благородное дело, и государство».
Кстати, Лариса Денисюк, конечно, немного расстроившись из-за появления критического письма, сказала, что если его автору некуда будет идти после «хосписа», они ее примут: «Мы никому не отказываем — таков у нас закон».



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет