Кому — деньги, а кому — труба

Евгений ФИАЛКО

Есть такое выражение: деньги в трубу. А почему бы не попробовать наоборот: деньги из трубы? Оказывается, это очень просто.

Третьего ноября 2003 года Дружковский машзавод приобрёл у одной донецкой фирмы 1034 тонны нержавеющих, титановых труб на сумму 137 млн. 148 тыс. гривень. Зачем ему понадобились трубы, используемые в авиастроении и космической отрасли - тайна великая. Может быть, вспомнив, что когда-то, в советское время, завод успешно работал на космическую промышленность, решили, выпуская тягачи-электровозы, и сейчас в качестве сопутствующего товара к крепям и вагонеткам делать космические корабли и самолёты?

Но очень скоро, буквально через десять дней, завод передумал и продал эти трубы трём донецким фирмам. При этом, как ни странно, их цена стала на 24 миллиона меньше, чем при покупке. Если бы завод просто вернул их назад, убытки были бы во много раз меньшими. Двадцать четыре миллиона – это почти годовой бюджет Дружковки.

Мало того, деньги на счёт поступили только через два месяца, 20-22 января 2004 года, и сразу же их перечислили фирме-продавцу. Причём завод не только потерял при продаже 24 миллиона, но и цены оказались в 4-5 раз выше существующих.

Но это ещё не всё. ГОСТы на трубы были взяты в прямом смысле с потолка: они или ничему не соответствовали, или по таким ГОСТам выпускался, например... металлический лист.

Эта детективная история чем дальше, тем всё больше становилась запутаннее.

Оказалось, что данные трубы на территорию завода вообще никогда не завозились, а были сданы на ответственное хранение на одной из райснабовских баз Красноармейска, где арендовала площадку фирма-продавец труб, занимавшаяся сугубо приёмом металлолома. Откуда у неё появились титановые, нержавеющие трубы? Неужто кто-то сдал на металлолом?

Ответственный работник отдела снабжения машзавода, который якобы ездил в Красноармейск принимать этот товар, сказал, что он не помнит, на каком автомобиле и с каким водителем ездил, а обо всём остальном рассказывать не будет, так как дал подписку о неразглашении коммерческой тайны.

Однако руководители райснабовской базы и начальник железнодорожной станции подтвердили, что, по их документам, никто никаких труб не привозил и не увозил.

Может быть, их доставили автотранспортом? Но во всех документах по купле-продаже злополучных труб транспорт не упоминается вообще. Как будто они, словно перелётные птицы, поднялись в воздух и улетели.

Никто из руководителей фирм, участвовавших в сделке, не смог толком объяснить, где находится площадка складирования, кто из должностных лиц занимался погрузкой-отгрузкой и т.д. Да и вообще эти фирмы, мягко говоря, очень странные: на двух (а всего их три) директором является одно и то же лицо.

Арбитражный управляющий машзавода А.Толчеев, подписывавший все документы, сказал, что труб он в глаза не видел, а работников машзавода, приносивших документы, не помнит.

Ну, а бывший в то время директором машзавода Григорий Махов вообще отказался давать пояснения. Три раза обращались к нему – три раза отказывал. И никто заставить его не смог. Вот вам и равенство всех перед Законом.

Я хорошо помню Григория Григорьевича как раз в этот период. 11 ноября 2004 года городской избирательный штаб в поддержку Януковича проводил в исполкоме так называемый «диалог» (больше похожий на монолог) для политических партий и общественных организаций города в поддержку своего кандидата во втором, решающем туре президентских выборов. На нём пошла в ход «тяжёлая артиллерия»: директора заводов, руководители партий, общественных организаций, почти все единогласно призывали отдать голоса Януковичу и как могли старались очернить Ющенко.

Но даже на этом фоне выделялось выступление директора крупнейшего завода Григория Махова. Начав свою речь с какого-то протяжного, заунывного тона, он всё больше и больше разогревал себя до настоящей митинговой истерии. Такая манера выступлений была у хорошо известного оратора с короткими усиками.

Ну, а смысл выкрикиваемых лозунгов был таким: если победит Ющенко, вместе с ним придут американцы, которые уже просчитали, что украинцев надо оставить только 18 миллионов (почему такая цифра, неизвестно, но раз сказал - значит знает), тяжёлая промышленность будет остановлена и разрушена, а нас заставят на плантациях сажать буряки. Если же кто-то вздумает говорить по-русски, того сразу выбросят в окно… Я сидел, и было страшно не от треска патологической демагогии, а от того, что такому человеку предоставлено право руководить многотысячным коллективом … Как такое возможно вообще? Несчастные люди, несчастный завод, несчастное государство.

Но вернёмся к нашим нержавеющим, титановым трубам. Что же это было, что за  странная сделка по купле-продаже? Оказалось, что завод 24 миллиона гривень не потерял, так как перечислил фирме-продавцу только те деньги, что пришли от фирм-покупателей (так называемых «транзитных фирм» по перегонке денег), но по отчётам эти 24 миллиона  убытка прошли, а значит прибыль предприятия была искусственно занижена. В результате государство недосчиталось 2 миллионов гривень налога на НДС. Другими словами, у стариков, учителей, врачей, детей кучка аферистов  утащила из-под носа 2 миллиона гривень, а в это время один из самых активных участников этой шайки, выпучив глаза, стращал всех «американцами».

Чем закончилась эта история и что за «американцы» остановили завод, который кормил город, а теперь второй год еле-еле дышит, мы знаем. Иностранцев у нас пока что-то не видно, да и не дураки они вести свой бизнес в стране, где на местах, даже после такой революции, ничего не изменилось, и все продолжают жить «по понятиям». Кому – деньги,  а кому – труба.

А что же Махов? Махов сделал своё дело – Махов ушёл. Завод стоит. Блестящая оперативная работа (слава ментам!) лежит невостребованной. И кто ответит, как долго всё это будет продолжаться?



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет