Кульминация процесса по делу Светланы Чубенко: допрос подсудимой

Евгений Фиалко

Судебный процесс над Светланой Чубенко достиг своей кульминации: в пятницу, 7 мая, были показаны видеоматериалы о ее задержании и обыске в рабочем кабинете, а также проведен ее допрос.
Напомним, что обвиняемая работала главным врачом ЦГБ до 16 сентября 2009 года, когда была арестована по ст.368 (ч.2) УК Украины (повторное получение взятки, вымогательство). Суд над нею начался в конце декабря прошлого года в Краматорске и в настоящее время приближается к своему завершению.

7 мая в судебном заседании были показаны видеоматериалы задержания Светланы Чубенко и обыска ее рабочего кабинета, а также момент посещения ее Михаилом Петровым, который хотел получить справку для работы в условиях Крайнего Севера за соответствующее вознаграждение.
Задержанием и обыском, которые произошли 16 сентября 2009 года в 11.45, руководила старший следователь Дружковской прокуратуры Елена Гапонова. По словам подсудимой, в этой процедуре участвовало до десяти человек.
На мониторе хорошо видно, что в момент появления оперативной группы Светлана Чубенко сидела за своим рабочим столом, метрах в двух от нее находился журнальный столик-тумба, который потом сыграет в ее судьбе важную роль.
Елена Гапонова спросила у задержанной о наличии в кабинете денег и других ценных вещей. Светлана Анатольевна сказала, что в ее кошельке находится 700 долларов, 200 евро и около тысячи гривень. Она также добавила, что собиралась ехать в Киев, но деньги не удалось снять в банке, поэтому ей обещал дать взаймы Василий Василенко (в одной из прошлых публикаций мы ошибочно назвали его Васильченко, за что приносим искренние извинения — ред.) — возможно, он оставил деньги в приемной, и их могли занести в кабинет.
Ее попросили сесть с другой стороны стола (там, где обычно сидят посетители) и начали обыск. Основные следственные действия проводил руководитель оперативной группы областного УГСБЭП Виталий Приймак. Вначале были пересмотрены газеты и журналы, лежавшие на рабочем столе (кстати, оказалось, Светлана Анатольевна очень внимательно читает нашу газету, преобладавшую среди других изданий). Затем проверили урну для мусора. Того, что искали, не нашли.
Затем перешли к журнальному столику. В этот момент в поле зрения видеокамеры появилась женщина (она тоже входила в оперативную группу и была внесена в протокол) и, присев, якобы показала Приймаку, где нужно искать. Это дало затем повод защите и Чубенко утверждать, что деньги были заранее занесены в ее кабинет. Как бы там ни было, очень скоро на столике среди журналов были найдены денежные купюры, которые и являются сейчас главной уликой в этом деле: десять по 200 гривень и одна — 500. Все — нового образца.
Деньги проверили на свечение (они были мечены специальной краской), переписали их серии и номера и, упаковав в отдельный пакет, опечатали.
Затем проверили на свечение руки Светланы Анатольевны, при этом почему-то левую сначала проверили, а потом провели спиртовой смыв, а правую, основную — наоборот. Может, поэтому и разнились показания понятых о свечении ее пальцев?
Были изъяты также паспорт, военный билет и медицинские справки на имя Петрова, которые лежали на рабочем столе Чубенко (кстати, он до сих пор как-то без них обходится…)
После этого в зал заседания были приглашены по очереди учительница, в классе которой учится внучка Петрова, и хозяйка квартиры, которую снимала его дочь, якобы давшая ему две с половиной тысячи гривень для взятки.
По словам учительницы выходило, что она постоянно кормит эту девочку в школьной столовой в долг, который иногда доходит до 150 гривень — мама рассчитывается крайне не аккуратно. А хозяйка квартиры, которую снимала дочь Петрова с июля по ноябрь 2009 года, сказала, что та вообще не заплатила ей за проживание (100 гривень в месяц) и она вынуждена была выселить ее, взяв в залог некоторую мебель. Когда ее спросили, могли ли быть у этой квартирантки две с половиной тысячи сбережений, она ответила: «Это какой-то абсурд».
Затем все вновь прильнули к монитору, на котором демонстрировался эпизод посещения Петровым кабинета главврача ЦГБ, которое происходило в понедельник, 14 сентября, за два дня до ее ареста. Как пояснил на предыдущих заседаниях Петров, он положил в барсетку видеокамеру, которую дали ему работники УГСБЭП, и зафиксировал разговор с Чубенко. На пленке, действительно, голос Чубенко несколько раз четко произнес: «По сумме определяйтесь сразу». «Потом, когда приду, в среду?» — спросил Петров. «Сейчас определяйтесь, — решительно уточнила Светлана Анатольевна, — вам нужно, а не мне!»
Был прокручен и второй эпизод, произошедший в среду, 16 сентября, непосредственно перед задержанием Чубенко. На нем (уже менее четко) было видно, что кто-то что-то передает и голос Михаила Петрова спрашивает: «Хватит?» Голос Светланы Чубенко резко отвечает: «Хватит».
После просмотра представитель защиты Виктор Штукин внес ходатайство о показе в судебном заседании оригиналов записей, потому что, по его мнению, они могли быть смонтированы.
Однако судья Андрей Гапонов, сославшись на то, что эти записи являются секретными, отказал в ходатайстве.
После этого начался допрос Светланы Чубенко.
Она рассказала о том, что с марта по сентябрь прошлого года пережила 11 проверок различных инстанций, в том числе и сотрудниками УГСБЭП, которые проводились по жалобе некоего Петренко (в конце концов, заявившего, что жалоба эта не его). Такое предвзятое отношение она рассматривает, как сведение с нею личных счетов некоторыми врачами и работниками прокуратуры.
В июле к ней обратилась Марина Денисова, временно проживавшая в Дружковке, с просьбой помочь в выдаче справки на водительское удостоверение. Она вела себя, по мнению Чубенко, очень странно и так же странно была одета (в жаркий день в мужской кожаной курточке). Тем не менее, Светлана Анатольевна поручила старшей медсестре отделения профилактики Светлане Приходько провести ту в лабораторию (куда она тоже позвонила и попросила принять Денисову, хотя было уже около 17.00, а прием ведется до 15.00) за нужной подписью. Эту заботу она объяснила тем, что Денисова хотела видеть только ее и ожидала встречи более двух часов. На суде Светлана Чубенко пояснила, что потом поняла, что Денисова держала в курточке диктофон, но никакого компромата записать не смогла. Естественно, она отрицала, что получила за услуги взятку в сто долларов.
Ситуация с Петровым осложнялась тем, что с 1 сентября Чубенко ушла в отпуск до 30 сентября. Она, естественно, не знала, что с 20 августа апелляционный суд разрешил проведение по ее делу оперативно-розыскных действий со скрытой видеосъемкой, звукозаписью и т.д. Это разрешение дается только на месяц. Поэтому, по мнению защиты, нужно было «выманить» ее на работу. «Приманкой» послужил Василенко, которого Чубенко хорошо знала и который якобы попросил ее об очень важной встрече.
Встреча состоялась 14 сентября. Василенко предложил, чтобы транспорт ЦГБ заправлялся на его заправке в районе Константиновки. Чубенко отказалась. Затем он якобы попросил помочь Петрову с получением справки и пообещал занять ей деньги для поездки в Киев. Ну, а затем был визит Петрова, скрытая съемка, а через день — арест и задержание Светланы Чубенко, главврача ЦГБ, члена городского исполнительного комитета.
На вопросы государственного обвинителя, помощника прокурора города Дружковки Валерия Калиниченко она ответила, что под фразой «По сумме определяйтесь сразу» следует понимать, что Петрову нужно было решить, какая ему справка нужна, так как за каждую из них необходимо предъявить квитанцию — и все они по-разному стоят. Фразу «Хватит» во время второго прихода Петрова нужно понимать, как «Хватит тех документов, что он принес».
Она также утверждала, что после ухода Петрова сразу же вошли оперативники и она никак бы не успела спрятать деньги на журнальном столике, который находился от нее в нескольких метрах. На вопрос о том, ко всем ли проявляется такая трогательная забота, как к Марине Денисовой, Светлана Анатольевна ответила, что она не делала ничего противозаконного и, как руководитель, должна идти навстречу посетителям, чтобы не было потом жалоб. На вопрос, почему она откликнулась на просьбу Василенко оказать помощь Петрову, главный врач ЦГБ ответила, что Дружковка «кумовской город — здесь все построено на знакомствах. Я решила помочь не за вознаграждение, а чисто по-людски».
Затем она заявила, что после ее ареста было проведено несколько обысков в разных местах, в том числе в домах родственников. Было изъято много ценных вещей. Бижутерия, по ее словам, изымалась не под опись, а «насыпью» — в результате 10 единиц так и не вернули. А это, в том числе, золотые кольца с бриллиантами.
— Были также арестованы мои счета в банках, — сказала она.— Я аккуратно погашаю кредиты на дом и машину, но если счета арестованы, то деньги не поступают и банки выписывают страшные санкции.
Однако судья назвал все это «криком души, не относящимся к делу», и назначил следующее заседание на 9 июня.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет