Мгновения…

У каждого мгновенья свой резон,
Свои колокола, своя отметина…

Надежда ОНИЩЕНКО

Мне часто говорят: «Вы много лет работали в школе, но ничего не написали о ней. А рассказать, наверное, есть что?» Конечно, есть.

shkola

В СШ № 7 я работала 19 лет — со дня ее открытия до выхода на пенсию. И после… были и другие школы, и ПТУ,… Работать в школе — одно дело, а написать о ней очень непросто. Слишком много воспоминаний навеяло участие в праздновании 40-й годовщины школы № 7: встреча с пришедшими на праздник коллегами и выпускниками, минуты памяти о тех, кто был с нами и ушел навсегда. Напишу о том, что пережито так, как запечатлелось в памяти, сохранилось в душе, как воспринималось мною. Имена не буду изменять, обозначу инициалами там, где сочту нужным.


Я пришла работать в эту школу 1 августа 1975 года. Учителя и учащиеся старших классов выносили из здания строительный мусор, заносили и размещали в кабинетах парты, стулья, наглядные пособия — все, что было нужно для работы школе-новостройке, готовящейся к торжественному приему первых учеников. При большом стечении народа: учеников 1-9-х классов, учителей, родителей, строителей, шефов, представителей горисполкома и ГорОНО — гостеприимно распахнулись ее двери перед теми, кто пришел сюда работать и учиться.
Море цветов, музыка, сердечные поздравления и наилучшие пожелания. И, конечно же, нарядная счастливая первоклассница на надежном плече спортивного девятиклассника. В руке у нее начищенный до блеска колокольчик с роскошным красным бантом. Весело трезвоня, он сообщил о начале работы самой красивой, самой современной школы в городе, рассчитанной на 1 147 учащихся.
Коллектив энтузиастов и единомышленников возглавил молодой, энергичный директор Литвинов Федор Герасимович, прирожденный руководитель и организатор. Его «правая рука» — Покинтелица Александра Андреевна, красавица и умница, нашедшая свое призвание в сеянии «разумного, доброго, вечного». Она умела заметить и высоко оценить достоинства учителей. Как-то на заседании методобъединения учителей русского языка и литературы она анализировала урок (не помню, кто давал его). Даниленко Тамара Ивановна (школа №3), выслушав ее, сказала, раскинув руки: «Если бы моему уроку наш завуч дала такую оценку, у меня бы вот такие крылья выросли…»
«Левая рука» нашего директора — Дячкина Любовь Васильевна, мудрая, спокойная, требовательная и доброжелательная.
Мы любили нашу школу, чувствовали себя ответственными за ее репутацию в городе и области, за судьбу ее питомцев. В каждом выпуске у нас были медалисты. Не было случая, чтобы из области, снизив оценку, нам вернули хоть одну работу нашего претендента на золотую медаль. В памяти всплывают эпизоды школьной жизни, как-то касающиеся меня. Вот самый первый: иду из блока, уже прозвенел звонок на урок. Навстречу мне со всех ног несется первоклассник. Кое-как заправлена рубашка, расстегнута ширинка. Остановила его, сказала, чтобы привел себя в порядок. Застегиваясь, он улыбается и говорит:
— Жарко сегодня.
— Так это ты проветриваешься? — спрашиваю я.
— Угу…
— Кто твоя учительница?
— Светлана… А дальше я еще не запомнил.
Светлана Анатольевна Меняйло, Светлана Михайловна Забашта, Евдокия Петровна Демьяненко… Это классоводы, которым все родители хотели отдать своих детей, хотя рядом работали и другие настоящие профессионалы. Но это были необыкновенные женщины.
А дети.. Какие же они были разные! Способные и не очень. талантливые и еще не нашедшие себя. Пытливые и равнодушные. Озорные и не по-детски серьезные. Трудолюбивые и ленивые.
Как много видели огромные школьные окна! Сколько слышали ее стены!
Корсакова Ида Ефремовна дает открытый урок по драме А. Островского «Гроза». Подводя итог, спрашивает: «Как вы думаете: в чем трагедия Катерины?» Желающих отвечать много. Но выше всех тянет руку очень слабая ученица. на лице такое сильное желание отвечать, что учительница дает ей слово. Девочка говорит: Трагедия Катерины в том, что Тихон, ее муж, вернулся домой раньше, чем обещал».
…Я на замене в классе, где учится моя дочь. Вызываю отвечать ученицу и слышу реплику: «Дівчинка з напильничком». Оказывается, так однажды вызвал ее к доске Григорий Николаевич, учитель украинского языка и литературы, увидев, что она на уроке приводит в порядок ногти. До окончания школы одноклассники называли ее именно так. Это нравилось всем, и ей тоже.
На этом же уроке, в конце, объявляю оценки. Своей дочери собираюсь поставить «4». Оля Коновалова громко возмущается:
— Наша учительница поставила бы ей пятерку: она много и хорошо отвечала.
— Для пятерки маловато, — заметила я.
— Спросите ее еще, — посоветовала девочка, и класс дружно поддержал.
— Сейчас прозвенит звонок с урока, — сказала я.
— Мы согласны задержаться. Вы стесняетесь поставить ей «5», потому что она ваша дочь.
Я выполнила требование класса. Олю называли «правдорубкой»: она никогда не могла промолчать, если видела несправедливость. Меня покорила смелость девочки и солидарность класса.
…У меня урок. Работаем над романом А. Фадеева «Разгром». Ученица рассказывает о жизни Морозки до его прихода в партизанский отряд. Цитирует: «Там с другими ребятами играл на гармошке, дрался с парнями, пел срамные песни и портил деревенских девок».
В тишине назидательно звучит комментарий П. И.: «Портной был…» Взрыв смеха сливается со звонком на перемену…
…Девятиклассница, обливаясь слезами, говорит мне:
— У всех девочек есть поклонники…
— Так уж и у всех?
— Почти у всех. А на меня никто не обращает внимания. Скажите честно: я хуже всех?
— Нет, конечно. Ты привлекательная, ласковая, добрая девочка. Время твое еще не пришло. Твой суженый на пути к тебе.
— Вы так думаете? ¬— повеселела девочка.
… Мама выпускника — лучший лектор в обществе «Знание». Папа — известный человек в городе. Имеют высшее образование. а единственный обожаемый сын, способный, умный, хорошо успевающий ученик, еще в детском садике объявил, что будет работать шофером на самой большой машине. Мама просит:
— Поговорите с ним. Любит он машины, мы разве против? Но пусть окончит институт…
Нет, он не пошел в институт. Можно было сделать вид... Для успокоения родителей пойти, провалиться на вступительных экзаменах… Он не стал хитрить, обманывать. Работает шофером на самой большой машине, как и мечтал в детсадике.
… Вхожу в класс. Все с нетерпением ждут оценок за контрольный диктант. Пристально смотрю в голубые глаза Ж. И. Он встает и чеканит правило:
— Если в вопросе есть «ь», глагол надо писать с ним…
— Когда же ты научишься применять это правило на практике?
Опустил глаза. Вижу, что расстроен. Спешу успокоить:
— «Четыре» у тебя. Все глаголы на это правило ты написал неправильно. Но это одна орфограмма.
В ответ — благодарный взгляд и счастливая улыбка…
…Что только я не читала в ученических тетрадях (даже в диктантах!). А тетради для творческих работ — это сборник «нарочно не придумаешь». «Штабной офицер Херков» (вместо «Жерков») — 9 класс. «В заду строчили пулеметы» (вместо «в саду») — 10 класс. «У моего щенка красивое, забавное лицо. Он любит лизать мою морду» — 5 класс.
«Бывая у дедушки в деревне, люблю смотреть, как петух хиппует перед курочками» — 5 класс. «Коровы наелись и сели отдыхать» — написал шестиклассник, выручавший летом бабушку в деревне: пас коров. «Нехлюдов был дворянин и поэтому по утрам мочился одеколоном» — 9 класс. «Павка Корчагин заболел и потерял сознание, но не остановился на этом и продолжал работать дальше» — 8 класс.
…Я приглашена в кабинет директора. Предложив мне сесть, он спрашивает:
— Почему ваша Б. Л. перешла в вечернюю школу?
— Забирая документы, она, наверное, отвечала вам на этот вопрос.
— Да, она сказала, что уезжает с родителями на Север (девочка жила здесь с сестрой, а родители работали на Севере).
— Она ребеночка ждет. Родители не знают об этом.
— И вы так спокойно говорите мне ЭТО?
— А как мне ЭТО говорить вам?
— Вы куда смотрели, — спросил Федор Герасимович, стуча кулаком по столу. Я не помню случая, чтобы он на кого-то кричал.
— А куда я должна была смотреть? Это случилось у меня на уроке?
— Работать надо с детьми по таким вопросам.
— Я работаю.
Л. выстояла в борьбе со всеми «доброжелателями», которые настаивали на аборте. Отца ребенка, девятиклассника из параллельного класса, перевели в вечернюю школу. Семьи, несмотря на старания его родителей, не получилось. Но Л. окончила школу и институт заочно, вышла замуж за хорошего человека. У них двое детей и… счастье.
… Иду на работу в новой блузе, которая мне очень нравится. Бусы, подходящие к ней… Хорошее настроение. Надеюсь услышать комплименты (какая женщина их не ждет?) Федор Герасимович идет по коридору навстречу.
— Надежда Григорьевна, зайдите ко мне в кабинет. Вы вчера…
И сделал мне взбучку за оплошность, допущенную накануне. Дождавшись, пока он выпустил пар, я сказала:
— Я шла на работу в этих восхитительных бусах. в новой красивой блузке, в хорошем настроении, в ожидании комплиментов, а вы с утра мне настроение испортили. Вчера, между прочим, я сделала много хорошего, но похвалы не услышала.
Он удивленно смотрел на меня. Да я и сама себе удивилась. Заискрились его голубые глаза. Под усиками он спрятал улыбку и сказал:
— Увидев вас, я и хотел сделать комплимент…
— Так и сделали бы, а потом уже…
— Ну, Надежда Григорьевна, — промолвил, уже не пряча улыбку. Федор Герасимович мог «снять стружку», но, если был неправ, имел мужество признать свою неправоту, как и подобает справедливому и сильному человеку. Умел радоваться успехам своих подчиненных.

Продолжение следует


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет