«На ветру листовка вьется»…

Евгений Фиалко
Наступившее затишье между первым и вторым турами президентских выборов скоро взорвется последними сверхусилиями и призывами типа: «Это есть наш последний и решительный бой»… Проигрывать никто не хочет, тем более когда в кампанию вкинуты миллионы долларов и когда для одного из кандидатов проигрыш равнозначен уходу из политики. Для него уж точно «это последний и решительный». Ну, а украинцы, рассмотрев, что навыбирали в первом туре, напоминают сейчас пьяницу, который после долгого новогоднего застолья увидел вдруг свое лицо в зеркале и удивленно спросил: «Неужели это я?.. Что же делать?..» Понятно, сколько ни пей, а похмелье все равно наступит…Главным результатом первого тура президентских выборов стала констатация того факта, что Украина по-прежнему разделена по той же черте, что и 5 лет назад. Ни падение цензуры и массированные разоблачения, после которых в других странах от политика не осталось бы и следа, ни то, что за это время страной правили по очереди и «оранжевые», и «бело-голубые», не смогли убрать эту грань — может быть, только слегка ее размыли. А значит, когда перед нами встанет выбор «или-или», мы снова будем обращаться не к разуму и логике, а к эмоциям и инстинктам. Произойдет полная мобилизация электоральных предпочтений 2004 года, и народ Украины снова будет напоминать (простите за грубость) два стада, реагирующих на команды «Свой! — Чужой!»
Недавно я ехал в автобусе, и две стоящие рядом женщины, самые обыкновенные избирательницы-дружковчанки, беседуя о своих делах, не могли, конечно, не затронуть и нынешний «политический момент». Они поведали друг другу о том, что у одной муж безработный (сократили на машзаводе), а у другой работает где-то аж за Константиновкой. Платят там тысячу гривень, а, если выходит больше, обязательно что-то найдут, чтобы вычесть. Они пожаловались, что частники вообще рабочих за людей не считают. Но когда перешли к выборам, одна из них сказала: «Я хочу, чтоб был Янукович — я ему еще немного верю… Все-таки при нем гривна была стабильной, а при Тимошенко совсем упала». Ну, а потом понеслись с обеих сторон пересказы телестрашилок про Павла Лазоренко и про то, что Юлька обманула с замороженными вкладами: «Какое она имела право не отдать мне мою кровную тысячу?» Казалось, они сами себя убеждали голосовать за Януковича, чтоб заглушить свое сомнение: «Я ему еще немного верю».
Разве прислушаются они к доводам, что гривню валила не Тимошенко (об этом хорошо известно), что вклады стала реально выплачивать только она (хотя мы в Донбассе голосовали за того, кто предлагал нам забыть о них вообще), что машзавод деребанили (на наших глазах) люди из команды как раз того кандидата, которому они «еще немного верят»? Да и не только машзавод. И знают они об этом прекрасно, но боятся признаться себе, потому что тогда в душе возникнут другие вопросы и на них не ответишь по принципу «свой-чужой»… Разве они не знают, что в Донбассе все принадлежит одной силе — людям из Партии регионов, поэтому жаловаться здесь некому. И все частники обязательно «под кем-то» сидят — и опять же из этой партии. И что мы сами несем им власть на блюдечке с голубой каемочкой, отдавая по 80 процентов голосов на всех выборах.
Один мой знакомый как-то сказал: «Что если бы в Дружковке Партия регионов выдвинула в депутаты Светлану Чубенко, проголосовали бы за нее люди? Я думаю, да…»
Я ничего не ответил, потому что не знаю ответа на этот вопрос. Думается, ученым, социологам, политикам еще придется долго разгадывать этот феномен, который мы наблюдаем сейчас, когда люди голосуют совершенно нелогично…
К счастью, плюрализм в нашем обществе еще окончательно не истреблен — тем более интересно услышать мнение, отличное от «поголовного волеизъявления». Вскоре после первого тура я увидел листовку, наклеенную с обратной стороны главного городского панно у исполкома, на котором висят планшеты о промышленных предприятиях Дружковки. Примечательно, что листовка была написана от руки шариковой ручкой (это в наш век принтеров и ксероксов!), да так, чтоб можно было ее хорошо прочитать с расстояния нескольких метров. Но еще примечательнее было ее содержание.
Автор листовки назвал ее «Выборы» и начал обращение к тем, кто прочитает, со слов «и опять»: «И опять мы того избрали, кто …» Дальше перечислялись «достижения» того, за кого мы, дружковчане, отдали свои голоса 17 января: при нем задерживались зарплаты и пенсии, по его вине остались без работы рудовцы и весковцы, был развален машзавод, на котором работало 15 тысяч человек, он украл канал «Днепр-Донбасс», оставив нас без воды, но зато пообещал накормить «козлов» капустой… «Ох, и доголосуетесь!» — таким красноречивым предупреждением заканчивалась эта листовка.
Для нас, выросших на «Молодой гвардии», слово «листовка», конечно, не пустой звук. В представлении сразу возникает: темная ночь, крадущийся подпольщик, полицаи… Как удалось выяснить, в данном случае дело было совсем не так: утром, между девятью и десятью часами, представительный, хорошо одетый мужчина на виду у всех наклеил эту листовку и пошел дальше (возможно, клеить еще). Разве это плохо, что человеку не надо прятаться, рисковать жизнью, чтобы высказать свое мнение? Как далеко мы продвинулись по пути демократии! Правда, есть одно «но»…
Если листовки тех же молодогвардейцев собирали вокруг себя сотни людей и зажигали в их сердцах веру в победу, то нынешняя вряд ли вызвала какой-то заметный ажиотаж. Она провисела неделю (возможно, продолжает висеть до сих пор) на очень людном месте, а мы, ради интереса, старались время от времени «проведывать» ее. Но ни разу никого там так и не увидели. Да и не слышали, чтоб кто-то рассказал о том, что читал ее (вспомните, как передавалась информация о листовках в годы оккупации)… Вот уже точно: «На ветру листовка вьется» — только ветру она и нужна...



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет