Начался допрос свидетелей по делу Чубенко

Евгений Фиалко

Второго марта в Краматорском городском суде начался допрос свидетелей по делу Светланы Чубенко, главного врача Дружковской центральной городской больницы, обвиняемой в двукратном получении взятки. Как мы уже сообщали, на предыдущее заседание, 1 февраля, они не явились, поэтому судьей было принято решение об их повторном вызове с приводом. Так как свидетели были заявлены стороной обвинения (Дружковской городской прокуратурой), то она и занималась, в основном, их оповещением и доставкой.

Николай Бондаренко и Виктор Штукин — адвокаты светланы Чубенко — в зале заседаний Краматорского городского судаПервой была допрошена Ирина Никитина, работавшая заместителем Светланы Чубенко по поликлинике ЦГБ, а после ее ареста некоторое время исполнявшая обязанности главврача ЦГБ. Так как задержание Чубенко происходило на рабочем месте 16 сентября, а она с 1 сентября значилась в отпуске, то возникли некоторые коллизии. Ирина Никитина пояснила, что хотя Светлана Анатольевна и была в отпуске, однако «только номинально — она приходила каждый день и пользовалась своей властью». С 14 сентября Чубенко, по словам Никитиной, вообще прервала отпуск и вышла на работу, хотя приказа об этом ей не показывали. Таким образом, разобраться, кто 16 сентября был на самом деле главным врачом ЦГБ — Никитина или Чубенко — так в суде и не удалось.
После этого была допрошена старшая медсестра отделения профосмотра Светлана Приходько, которая сказала, что довольно часто ей самой, по просьбе Светланы Анатольевны, приходится водить желающих пройти профосмотр по кабинетам врачей, чтобы ускорить процесс получения справки. «Мы часто идем навстречу людям, а почему бы и нет?» — заявила она. Водила Светлана Приходько по врачам и Марину Денисову, которая дала затем показания, что заплатила в июле 2009 года за получение справки на право вождения автомобилем 100 долларов Светлане Чубенко.
Затем по очереди были допрошены два понятых, присутствовавших при обыске квартиры Светланы Чубенко по ул.Радченко. Оба они рабочие Дружковского машзавода, входят в отряд добровольного содействия милиции и не раз приглашались в качестве понятых в различных операциях правоохранительных органов (как сказал один из них — «примерно раз в месяц»).
Они рассказали, что во время обыска, на котором присутствовал хозяин квартиры Сергей Геннадиевич Чубенко, были найдены и изъяты различные бланки с печатями по профосмотрам, расписки на получение денег, чек «Приватбанка» на 30 тысяч гривень, ноутбук, а также найден конверт со 100 долларами, который лежал на полу возле белья. Когда спросили у Сергея Чубенко, что это за деньги, он якобы сказал: «Заначка».
Конверт, в котором находилась стодолларовая купюра, был самодельный и на нем ксероксом была сделана ее копия. Как пояснила потом Денисова, когда у нее были деньги, она изготовила сама несколько таких конвертов, чтоб дарить в шутку подругам.
Противоречие в показаниях понятых и протокола досудебного следствия заключалось в том, что в протоколе (который они подписали ранее) было записано, якобы конверт лежал в ящике трюмо, а свидетели утверждали, что он лежал на полу возле кучи белья. Видимо, поэтому адвокаты подзащитной Николай Бондаренко и Виктор Штукин высказали сомнение в том, что эти деньги вообще принадлежали Чубенко и могли быть просто подброшены («Жив Шарапов!») в момент обыска. В конце концов, Штукин изрек фразу о «провокации» правоохранительных органов, в которой пришлось участвовать понятым.
Затем в зал судебного заседания была приглашена Марина Денисова, жительница Константиновки. Летом прошлого года, после развода с мужем, она снимала квартиру в Дружковке, занимаясь продажей массажеров, и поверила любовнику, который пообещал ей помочь с выездом на работу в Чехию.
Первый раз она обратилась к Светлане Чубенко в июле, потому что решила получить права на вождение автомобилем. Ей подсказала одна из ее клиенток, что раз нет дружковской прописки, то этот вопрос можно решить у главврача ЦГБ за соответствующее вознаграждение. Так и произошло. О сумме якобы Светлана Анатольевна сказала так: «Подумайте сами».
— У вас вымогали взятку? — спросил судья.
— Нет, но справку она мне выдала только после того, как я вручила ей конверт со 100 долларами, — ответила Денисова и описала подробно, как выглядел этот конверт — точно такой же был найден в квартире Чубенко во время обыска.
Затем Денисова обратилась к Светлане Чубенко за справкой в августе, когда решила выехать на работу в Чехию. А в сентябре привела свою знакомую из Краматорска (она тоже дала показания в суде), которая захотела получить справку на вождение автомобилем. Здесь все протекало по тому же сценарию — правда, арест 16 сентября не дал довести дело до конца.
Вскоре после этого, как сказала Денисова, у нее произошел душевный перелом, она стала ходить в церковь и сама обратилась в прокуратуру Дружковки, несмотря на то, что понимала: ей грозит уголовное преследование за дачу взятки.
После этого были допрошены две студентки Донецкого национального технического университета (по-старому — ДПИ), которые привлекались сотрудниками областного УГСБЭП в качестве понятых при фиксировании эпизода получения взятки Светланой Чубенко 16 сентября 2009 года. Одна из них заявила, что ей позвонили накануне вечером из деканата и попросили помочь милиции, на что она согласилась. Другая сказала, что шла на занятия (а идти не хотелось!), когда к ней подошел сотрудник милиции, представился и попросил быть в качестве понятой. Она не возражала. На их глазах, в отделении милиции, были помечены купюры (десять по 200 гривень и одна — 500), и они на машине вместе с работниками милиции отправились в Дружковку, где вообще оказались первый раз. Там возле ЦГБ их машину ждал какой-то Михаил. Девушки видели его только издалека. Работники донецкой милиции переговорили с ним, и он пошел в поликлинику. Минут через двадцать вернулся, и тогда их пригласили в качестве понятых.
Во время обыска в кабинете главврача у Светланы Анатольевны были изъяты из кошелька около тысячи гривень, 700 долларов и 200 евро, а затем под бумагами достали из журнала «Сад-огород» меченые купюры — две с половиной тысячи гривень. Они светились при поднесении специальной лампы, и точно так же светились пальцы Светланы Чубенко — по крайней мере, так утверждает одна из понятых. Вторая сказала, что не может этого утверждать, так как все происходило почти полгода назад.
Оставалось допросить главного свидетеля — Михаила Петрова, который якобы и передал эти деньги в руки Светлане Чубенко 16 сентября за справку на удостоверение бульдозериста для работы на крайнем севере.
Однако показания Петрова оказались настолько противоречивыми, что смешали все карты…
(Окончание в следующем номере)



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет