Навеяно новогодними праздниками

Работал я однажды в женском коллективе. Помимо всяких там плюсов и минусов, у меня была почетная обязанность, — под Новый год изображать из себя Деда Мороза. Ездил я по квартирам наших сотрудниц и раздавал детям подарки. Надо сказать, обязанность была мне не в тягость, дети – народ забавный, с ними не соскучишься. Один случай особенно запомнился.
Пришел я к одной из наших сотрудниц с подарком для ее дочки Юли. Очень приличная семья — интеллигентная мама, непьющий папа, благообразная бабушка. И в центре всего этого – Юленька. Чувствуется, что все в ней души не чают и вкладываются в Юлю изо всех сил. И Юленька развита не по возрасту. Речь правильная, слова выговаривает старательно, а песенок и стишков знает – любого школьника за пояс заткнет. Понравилась мне эта девочка. И Дед Мороз ей понравился. Знаете, так бывает, что есть у людей контакт. Она уже и песенку спела, и стишок рассказала, и станцевала — ну, вся программа выполнена, пора бы мне дальше идти, а ей не хочется, чтобы Дед Мороз уходил, да и мне общаться с ней приятно. И вот Юленька вспомнила что-то:
— Дедушка Мороз, а хочешь, я тебе частушку спою?
— А что, давай!
Юленька одну ручку уперла в бочок, другой повела по кругу и запела, очень мелодично, с окающими интонациями:
— Как пО нашей речке, речке-гавнОтечке…
У взрослых округлились глаза, когда услышали такое неинтеллигентное слово. Ну, и я подозреваю, многие знали концовку этой частушки…
И Юленька не подвела. Она подбоченилась, топнула ножкой и с чувством, я бы сказал – как-то смачно, выдала:
— Эх, ... твою мать, плыли две дощечки!
Все так и ахнули. Повисла неловкая тишина. Мама побледнела, папа покраснел, бабушка позеленела. А ребенок-то стоит, ждет, когда его похвалят…
Положение спас Дед Мороз. Я заржал. Не засмеялся эдаким театральным смешком, а именно заржал совершенно неинтеллигентным смехом. А за мной уже засмеялись все остальные, да и Юленька заулыбалась, довольная эффектом.
— Где же ты эту частушку выучила? – спросил я с трудом сквозь слезы.
— Я летом к бабушке в деревню ездила, там научилась – призналась Юленька.
В общем, как ни оберегай детей от ненормативной лексики, они ее все равно выучат.
* * *
Трое новых русских рассказывают, какую пиротехнику подарили своим чадам на Новый год:
— Я своему прикупил пять ящиков хлопушек...
— А я пять ящиков петард...
— А я своему ракету прикупил, тока, блин, каких-то космонавтов в нагрузку дали!..


Эта история произошла в начале 90-х годов, которые, как вы помните, были временем дефицита всего и вся, в том числе и спиртного.
В деревню к моему знакомому Мише — учителю приехали гости. Как водится, был вечер, праздничный стол, гости попались крепкие на спиртное и, как это часто бывает, алкоголя не хватило. Мише ничего не оставалось делать, как вспомнить адрес известной на деревне женщины, промышляющей самогоноварением, и пойти туда с гостями. Дома никого из взрослых не было, а была только 10-летняя девочка — дочь хозяйки. Не по годам смышленая, она спросила: «Вам самогона?». получив утвердительный ответ, она впустила Мишу в дом и провела к запасам. Как вспоминал Миша, она по-взрослому, с видом искушенного продавца, спросила, копируя маму: «Вам большую или маленькую банку?». Миша решил: «Большую!». Затем девочка спросила: «Вам покрепче или послабее?». Миша, учитывая неслабое здоровье приехавших, сказал: «Ну конечно, покрепче!». Услышав ответ, девочка совершенно спокойно достала с полки баллончик с дихлофосом и прыснула несколько раз в банку с самогоном. Увидев это, Миша на несколько секунд потерял дар речи.
Потом, естественно, были сельские разборки, но эту историю Миша вспоминал несколько лет.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет