О, «Романес», я дарю тебе красные розы…

Стелла СОЛОНЕНКО
Сегодня трудно встретить человека, который бы ничего не знал о цыганской таборной песне, пляске, романсе, переходившими веками из рода в род. Они продолжают жить своим неповторимым колоритом звучания. В них воспевается красота природы, чувства человека, его любовь, радость, счастье. Они повествуют о сумеречных днях, о ревности, страсти, печали… И мне хочется поведать читателям о тех, кто отдавал и по сей день отдает этому жанру свое сердце.
Под впечатлением фильма «Кармелита. Цыганская страсть» по Интеру, я с удивлением узнала Ирэну Морозову, Николая Лекарева, Екатерину Жемчужную и др. Во мне словно что-то ожило, затрепетало. В то время эти актеры были в другом возрасте, но обаяние, красота, привлекательность их сохранились. И клубок воспоминаний стал радостно разматываться, будто, наконец, дождался своего часа. Именно он и раздвинул тот сценический занавес Московского театра «Ромэн», в котором нашей группе туристов посчастливилось побывать.
Открылась сцена… Горели все софиты, хитро упрятанные за кулисами. Казалось, в степной дали, ярким пламенем вспыхивали языки костра — протяни руки, дотронься — обожжет!
Где-то виднелся в степи табун лошадей, шатры и кибитки. Голоса то замолкали, то снова рвались в небесную высь, во всю цыганскую удаль, пробираясь до самых дальних уголков партера и до верхних ярусов зрительного зала.
Цыганки в ярко-пестрой традиционно цыганской одежде, украшенные серьгами, кольцами, браслетами, смуглые и черноглазые, с вихрем кудряво-длинных волос, пели и лихо отплясывали. В этих танцах было столько огня! Мужчины в голубых, ярко-красных рубашках, в глянцево-черных сапогах, с семиструнной гитарой вторили им в полную силу, с радостными выкриками «Романес!» «Романес!», наделяя ночную тишину звонкими бубенцами и всплесками рук цыганского танца, вмиг очаровав публику. Радостным возбуждением, взрывом бурных аплодисментов был встречен Николай Сличенко. Природа щедро одарила его не только голосом но и внешностью. Он — настоящий цыган. Он рассказал немного о себе.
В 1951 году Николай впервые, семнадцатилетним юношей, перешагнул порог театра «Ромэн», который стал его жизнью. Песня, романсы, спектакли и его работа главного режиссера и художественного руководителя неотделимы друг от друга. Этот театр и имя Н.Сличенко, народного артиста СССР, знакомо и за рубежом. Свое выступление он начал с песни на стихи С.Есенина «Письмо к матери», где в самые трудные моменты жизни поэт обращается к ней, как к верному другу. «Ты одна мне помощь и отрада, ты одна мне несказанный свет». Затем прозвучал «Клен ты мой опавший, клен заледенелый». Его можно назвать романс-картина. Сквозь образ метели звучит приход весны: «Сам себе казался я таким же кленом, только не опавшим, а вовсю зеленым». Акварельными красками звучал этот песенный пейзаж. На лицах зрителей восторг, улыбки. Одна песня сменялась другой:
«Милая, ты услышь меня,
Под окном стою я
с гитарою…»
«Я вас любил», «Очи черные» — очи чудные, страстные, желанные, которые манят, завораживают и не отпускают. Обаяние самого артиста, его исполнение покорили публику, буквально заворожили нас. Под рыдающие звуки цыганской скрипки, семиструнной гитары звучали романсы: «Старая цыганка», «Нищая», «Пара гнедых». Он пел всем сердцем. Его долго не отпускали со сцены. Несмолкаемые аплодисменты, цветы, цветы…
…Натянулись гитарные струны в руках Валентина Баглаенко. Любовь к цыганской песне, романсу, к семиструнной гитаре привели его в театр «Ромэн» после окончания Харьковской консерватории. Изумительный от природы голос, артистическая манера исполнения восхищали публику.
«Подруга верная моя,
Гитара семиструнная,
Что же ноет мое ретивое
сердечко?
Я увидел у нее на руке
колечко…»
Рана сердца, тоски, печали и одиночества. Исполняя этот романс, он весь был во власти живых чувств, которые слышались в его голосе. Романс «Помнишь тихий, задумчивый сад»… «Прошло так много лет, и вдруг забытый вечер, повеял мне весной»… В этом душевном романсе эхом отзывалось вечное: «Любить!, Любить!», вызывая щемящую боль и сострадание. И вдруг, взмахнув рукой, с силой ударив по струнам с истинно цыганским восторгом, душевные переживания он сменил молодецкой удалью, настоящим чувством любви.
«Я встретил вас —
и все былое,
В отжившем сердце ожило!»
И вот — слышнее стали
звуки,
Не умолкавшие во мне…
Любовь! Это радость бытия, когда все вокруг тебя цветет, а ты вернулся только что со свидания, и губы твои помнят сладость поцелуя… Это незабываемо! И Валентин Баглаенко с радостным восторгом поет:
«Пусть же кони
с распущенной гривой
С бубенцами умчат
меня вдаль»…
Публика неистовствовала и несла цветы к его ногам. От этих чарующих романсов так и хотелось взвиться ввысь и полететь вместе с рысаками…
Вечер праздничного представления «Мы — цыгане» прошел с аншлагом. Прощаясь со зрителями, на сцену вышла вся труппа «Ромэна». Это было похоже на дружную, цыганскую семью, где я и увидела знаменитостей сегодняшнего фильма «Кармелита. Цыганская страсть». В репертуаре театра, кроме таборных песен, романсов, много спектаклей: «Табор в степи», «Любовь под шатрами», «Сломанный кнут» и др. Здесь многие играют на сцене с детства и до глубокой старости. На прощанье вокальная труппа театра, таборный хор спели «Соколовский хор у «Яра», который до сих пор в ушах звенит. В копилке счастливых мгновений, бережно хранимых в памяти, они были самыми, самыми… Прозвучал аккорд гитар и скрипок…Овации зала, роскошные букеты, корзины цветов заполнили всю сцену. Прошло немало лет, но перед глазами все живо.
P.S. Сдержанно улыбающийся наш молодой гид поведал нам, что единственный в мире государственный музыкально-драматический цыганский театр «Ромэн» был создан в 1931 году. Артистов в то время набирали прямо из табора. В создании театра принимали участие А.Луначарский — нарком просвещения и знаменитый режиссер В.Мейерхольд. Через все спектакли проходит тема любви, она и сейчас является основной. Известно, что увлечению цыганской жизнью отдал дань А.С. Пушкин. Он целый месяц прокочевал с их табором и написал поэму «Цыгане». Л.Н. Толстой в своих воспоминаниях рассказывал, что до своей женитьбы был очень увлечен цыганкой-солисткой хора, а его брат Сергей Николаевич был женат на цыганке. Любила — жила, а разлюбила — ушла. Для цыган воля — дороже жизни.
В Москве, на Ваганьково, мы возложили цветы к скромному памятнику Варвары Паниной, знаменитой, талантливой, популярной цыганской актрисы прошлого века. Сегодня, сквозь толщу времени, черные диски пластинок доносят нам голоса знаменитостей прошлых времен и дают представление об их таланте, не оставляющем равнодушным никого. Одним словом, жизнь цыганского романса продолжается…


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (2 голосов, средняя оценка: 4,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет