Останки немецких солдат увезли из Дружковки

Раскопки

Для тех дружковчан, кто учился в яковлевской школе №2 или жил на этом поселке, не было секретом, что в годы Великой Отечественной войны здесь располагался вначале советский, а после отступления — немецкий военный госпиталь. Когда в сентябре 1943 года Дружковку освободили, в этой школе на одном этаже лечили раненых, а на другом — учили детей. Умерших воинов хоронили в школьном дворе: немцев в левом углу (со стороны улицы Почтовой), а наших — в сквере, по центру школы ( в 60-х годах останки советских солдат перенесли к Вечному огню на Карловскую площадь, а памятник демонтировали). Немецкое военное кладбище состояло примерно из ста могил, над ними стояли деревянные кресты и висели солдатские каски ( кстати, по архивным данным 1942 года из 72 могил этого кладбища только одна была офицерской). В центре стоял памятник, вырубленный из глыбы песчаника. Кладбище окружала капитальная ограда — ее фундамент сохранился в земле до сих пор. Последнее захоронение на этом кладбище, судя по записке, найденной при вскрытии могилы, произвели 1 сентября 1943 года, за несколько дней до прихода наших войск. Затем кресты сняли, а памятник пытались взорвать, но он не давался – тогда его добили местные пацаны. Однако само кладбище не трогали, оно простояло заброшенным до середины 50-х годов.

Затем нравы стали меняться, и появились желающие порыться в немецких могилах. Каждый год, особенно по весне, в этом уголке двора яковлевской школы вспыхивала «золотая лихорадка»: люди без определенных занятий и подростки раскапывали могилы в надежде найти немецкое золото. Поползли легенды: кто-то нашел золотую коронку, кто-то — целую челюсть … Из ста могил больше половины оказались перекопанными. Причина этого — советский менталитет: немцы — богатая нация, значит все были с золотыми зубами (первый признак достатка в нашем тогдашнем представлении) — почему бы не поживиться за их счет? Варварские «раскопки» продолжались до конца 80-х годов, а потом затихли. Весьма сомнительно, чтобы кому-то что-то удалось найти, кроме, конечно, коричневых человеческих костей да остатков одежды. А вырытые ямы потом нередко засыпались бытовым мусором, битым стеклом и кирпичами.

Каски

После войны в этом месте школьного двора посадили деревья и кустарники, — хотя кладбище, в целом, осталось свободным. Могилы постепенно сровнялись с землей, и все меньше и меньше людей знали и помнили, что в этом месте лежат немецкие солдаты, которых, собственно, сюда никто не звал.

Когда два года назад ко мне обратился представитель Харьковского специализированного частного предприятия «Военные мемориалы «Схід» с просьбой показать, где может находиться бывшее немецкое кладбище, схему которого (без привязки к местности) им передали из Германии, я не сомневался, что речь идет о захоронении на территории яковлевской школы, сейчас, к сожалению, закрытой.

Оказалось, еще в 1996 году был заключен договор между Украиной и Германией (очевидно, аналогичные договоры были заключены и с другими странами СНГ), по которому немцы брали на себя обязательства ухаживать за могилами советских воинов в Германии, а мы должны были всячески способствовать розыску захоронений немецких солдат и переносу их останков на кладбища в нескольких регионах Украины. Так, на востоке Украины останки свозятся на 17-е городское кладбище в Харькове, часть территории которого специально выделена для перезахоронения немецких солдат. Земли здесь должно хватить на 40 тысяч могил, на данный момент их уже свыше 36 тысяч. После идентификации останков их торжественно перезахоранивают, устанавливают могильную плиту с мемориальной табличкой и памятным знаком. Теперь сюда в любое время смогут приехать родственники погибшего и почтить его память.

Череп

Все работы по розыску и перезахоронению на востоке Украины проводятся, согласно договору, СЧП «Военные мемориалы «Схід» и финансируются немецкой стороной. Оказывается, у немцев еще в 1914 году был создан Народный Союз Германии по уходу за воинскими захоронениями, существующий на добровольные пожертвования (прежде всего родственников погибших). Именно он покрывает все затраты, а в случае необходимости, получает помощь от правительства Германии. Это в равной мере касается и могил бывших военных союзников Германии: Венгрии, Румынии и др. Только итальянцы забирают останки своих воинов  домой.

И вот в среду, 17 октября, дошла очередь и до бывшего немецкого кладбища возле, тоже бывшей, яковлевской школы. В Дружковку из Харькова прибыла бригада из трех человек: два рабочих на грузовой «Газели» и тракторист на экскаваторе «Беларусь», на кабине которого была приклеена большая листовка со словами на разных языках: «Работа за мир». Они планировали пробыть здесь 10 дней, однако справились значительно быстрее.

Сам процесс вскрытия захоронений происходит таким образом. Посматривая  в план кладбища, предоставленный немецкой стороной, рабочий показывает экскаваторщику, где снимать землю, и тот ковш за ковшом начинает подбираться к месту, где 65 лет назад был опущен гроб. Когда появляются остатки сгнивших досок, экскаватор останавливают и начинают работать лопатами. «Копачи» работают очень четко, профессионально ( они занимаются этим делом с начала 90-х годов), им достаточно нескольких движений, чтобы откопать необходимые части. От их внимания не уходит ни одна мелочь: пуговица, нательный крестик, зажигалка, перстень (простой, медный). Однажды попалось несколько патронов из автомата и сигнальных ракет (очевидно, лежали в кармане у умершего).  Главная находка — солдатский медальон. На нем выбиты необходимые данные о погибшем и его воинской части. Если сведения о наших бойцах хранились в специальных гильзах, то немцам выдавали большие алюминиевые пятаки сантиметров 7-8 в диаметре. На обеих половинках были одинаково выбиты все необходимые сведения. Когда погибшего хоронили, медальон разламывали пополам: одну половинку клали в могилу, а другую отправляли в архив. Если жетон найден, то погибшего, безусловно, идентифицируют. Сложнее, когда его нет. На яковлевском захоронении из-за бесконечных «поисков» немецкого золота найдена примерно треть солдатских жетонов из ста могил.

Было найдено также несколько пузырьков из-под эфира с записками, где зафиксированы все данные о погибшем, однако так поступали далеко не всегда — на усмотрение хоронившей команды.

Имена погибших можно было бы восстановить и по их каскам, так как они подписывались изнутри с затылочной стороны. Но найти их никто не рассчитывал. Все не сомневались, что каски с могил растащили сразу после ухода немецких войск.

И вдруг при вскрытии предпоследнего ряда нас ожидал сюрприз. Первая от забора могила была самой обычной. А вот следующая оказалась заваленной камнями. Экскаватор стал соскребать их железной лапой, пока вдруг не потащил наверх металлические предметы. Это были немецкие каски!

Машину остановили и стали раскапывать вручную. Оказалось, что в это могилу кто-то  сложил около тридцати касок и засыпал их камнями. Если не считать тех, что немного помял экскаватор, остальные неплохо сохранились, на двух даже осталась зеленая краска и немецкая символика. На них были хорошо видны и имена хозяев.

Следует сказать. что большая часть касок была небольшого размера,как будто их носили подростки … Это как-то не стыковалось с нашими представлениями о немцах, пришедшими из советских фильмов.

В субботу к вечеру работы по вскрытию захоронений были завершены, и харьковская экспедиция засобиралась домой. За сезон (с мая по октябрь) они выезжают на подобные задания дважды в месяц. Немцы оплачивают их работу только после идентификации останков. Деньги не очень большие, однако иногда приходится за их счет работать на захоронениях советских солдат, потому что за это уже никто не платит…

Получается, за тысячи километров, в Германии, люди думают о том, как разыскать и привести в порядок захоронения своих соотечественников, а у нас, в той же самой Дружковке, некоторые места массовых захоронений лежат просто под ногами...


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 1,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет