Осторожно — названия!

Евгений ФИАЛКО

«Как вы лодку назовете, так она и поплывет», — эта крылатая фраза капитана Врунгеля как нельзя лучше отражает то, что происходит с нашими названиями. Большевики знали им цену, поэтому додумались присваивать городам и улицам даже имена живых вождей. Однако получалось, что эти люди иногда «не оправдывали доверия». Тогда их расстреливали, а названия срочно меняли. И так бывало по несколько раз. То же самое происходило и после их смерти, когда переписывалась под нового вождя история — ведь только в нашей стране прошлое непредсказуемо.


Так выглядит сейчас один из символов прошлой эпохи — памятник Ленину в бывшем ДОЦ «Улыбка»

Так выглядит сейчас один из символов прошлой эпохи — памятник Ленину в бывшем ДОЦ «Улыбка»

Казалось бы, ну, что в том географическом имени — топониме? Какая разница, на какой улице жить? То-то и оно, что название из всех объектов культуры, при кажущейся незаметности, имеет самое сильное и самое мощное влияние. Оно попадается нам на глаза тысячи раз, оно зомбирует нас, въедается в мозг, становится нашей плотью и кровью. Это тот «воздух культуры и истории», которым мы дышим ежедневно.
Большевики это понимали и приступили к массовым переименованиям буквально сразу после Гражданской войны. А теперь ответьте на вопрос: почему за 24 года Независимости в Дружковке поменяли только два названия (хотя, по крайней мере, около ста из них представляют имена и символы давно не существующей страны)? Не потому ли, что за эти годы власть у нас фактически не менялась, а только перекрашивалась? Она четко понимает, что главный электоральный ресурс ее — замшелый «совок». А чтобы он не вздумал взять в голову новые идеи, нужно его все время держать в таком состоянии. И самое надежное средство — названия. А чтобы их не менять, можно придумать тысячу причин. Одна из самых распространенных — дороговизна переименований.
К примеру, осенью прошлого года городская организация краеведов обратилась в исполком с просьбой переименовать небольшие улицы Постышева (Горняк) и Чубаря (Яковлевка) на Бондаря и Хвылевого. Дело в том, что имена Постышева и Чубаря официально признаны украинским судом как имена преступников, организаторов Голодомора. Исполком ответил, что на это нужно… 229 тысяч гривень! Как же тогда переименовывались десятки улиц, например, к 200-летию Дружковки? Согласитесь, здесь какая-то двойная бухгалтерия…
За 24 года, в 2001 году, пришло указание сверху о переименовании улиц к 10-летию Независимости. Все, что происходило потом, стало ярким примером умения старой системы, доставшейся нам от советских времен, «делать, ничего не делая». В газете «Окно» тогда развернулась бурная дискуссия о переименованиях, длившаяся почти два месяца. Некоторые ее предложения актуальны и сейчас. Городское руководство явно не хотело ничего делать, но «для отчета наверх» решило поменять названия улицы Культурной на Рыбина, а Блочной — на Перетрухина. Какое это имеет отношение к 10-летию Независимости, тайна великая… Это и были те два изменения городских топонимов, о которых мы писали в начале статьи.
К 20-летию Независимости, при Януковиче, уже никаких циркуляров по этому поводу не присылали — Виктор Федорович тоже понимал, какой электорат ему нужен. Поэтому нынешний закон «о декоммунизации», т.е. замене в трехмесячный срок символов и названий тоталитарной эпохи, стал, действительно, революционным. Возник редкий шанс «проветрить» нашу комнату и поменять в ней воздух. Это и есть одна из глубинных реформ, которую принесла Революция Достоинства.
Но сохраняются две опасности. И первая — власть может пойти по пути 2001 года. Правда, сейчас требования значительно жестче и время другое. Вторая — национал-радикалы. Им кажется, что после изменения названий всех русских деятелей на украинских и сброса (а не снятия) памятника Ленина наступит совершенно другая, счастливая жизнь. Так, кстати, начинали большевики — и чем они закончили? Неужели нужно снова наступать на их грабли?
Чтобы этого не произошло, нужно ответить на главный вопрос — что такое название? Это прежде всего слово, существующее по своим законам и правилам. А эти законы известны только специалистам. К сожалению, по топонимике их не так много. Но, чтобы процесс переименования был безболезненным и плодотворным, без них не обойтись. Это все равно, если бы каждый из нас рассказывал хирургу, где и что нужно резать, так как знает, где и что болит… Понимает ли это городское руководство? В ближайшее время мы это увидим.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет