Прелесть

Анатолий Панасейко

Еду в трамвае с базара. Пассажиры: в основном бабушки с покупками. Делятся впечатлениями, ругают дороговизну, вспоминают с умилением колбасу по два двадцать. А одна сидит с сумкой на коленях и о чем-то, прикрыв глаза, мечтает.

Я стою напротив её в метрах в двух.

Я узнал ее.

И мне интересно, узнает ли меня она.

Но она глаз не поднимает.

—Лена, — произношу взволнованно.

Лена встрепенулась и, столкнувшись с моим взглядом, взмахнула руками, как бы отгоняя от лица наваждение.

…В рассветную молодость мы встречались. И были интересны друг другу.

Она так картинно-трогательно щебетала о себе, о своих близких, что я готов был слушать ее часами.

Но не злоупотребляла.

Позволяла и мне словечко ввернуть: «Ой, Ленка! Ты прелесть!»

Увы! Прелесть, вспыхнув восхищением от моего восхищения, вдруг нахмурилась и подолгу молчала. Тягостно так молчала. Чувствовалось, что ее что-то тревожит, мучит.

—Что с тобой, дружочек? Открой мне свою тайну. Ты не раскаешься.

—Прости, пожалуйста, чудный мой. Я обязательно все тебе расскажу. Потерпи немного.

Так минул наш первый летний месяц.

В один из августовских вечеров Лена пришла на свидание к клубу, где я ждал ее с билетами в кино.

В зале я больше смотрел на Лену, чем на экран.

И убедился, что ей не интересно.

— Пойдем лучше погуляем.

— Ой, спасибо тебе, Толечка!

Мы бредем по центральной улице.

Только что проехала поливочная машина.

Как прекрасен этот мир!

Но в сознании четко ложатся отрезвляющие слова моей спутницы.

О том, что у нее есть Дима, которого она провожала в армию и обещала дождатся.

И что она призналась ему в письмах о своем увлечении, и что он спокойно отнесся к этому: от судьбы не уйдешь.

И что вернется он в октябре.

…А мы продолжали встречаться.

…Однажды Лена пришла на свидание с парнем.

Представив нас друг другу, она сказала: «Вы мне одинаково дороги. Как решите, так и будет».

И предложила подняться в читальный зал: «Я полистаю свою любимую «Юность», а вы побеседуйте».

Лена села за журнальный столик, а мы удобно устроились на дерматиновом диване.

Тогда в клубе машзавода, кроме кино и концертов, функционировала библиотека в уютном, просторном читальном зале в, котором до девяти часов вечера молодежь, не доставшая билетов на мероприятие, до дыр зачитывала периодические издания.

Невероятно – но факт!

К своему сопернику я проникся симпатией с первого взгляда.

Поэтому, после пристальной дуэли глазами, состоялся у нас короткий диалог!

— Пусть решает Лена, — сказал я.

— Ты прав, — сказал Дима.

На наше, поставленное ребром, предложение Лена мгновенно ответила: «Пусть решает – время».

…И больше мы ее не видели.

Родители сказали, что она уехала к тетке в Чернигов. И запретила давать адрес.

И вот, через полстолетия, моя первая любовь передо мною.

Старость не стерла с ее лица нежные черты прежнего обаяния.

И я пропел ей подобающие моменту две душещипательные строчки:

Хотелось счастья мне с тобой найти,

Но оказалось: нам не по пути.

А она свой экстравагантный поступок объяснила тем, что не смогла оторвать от сердца кого-то из нас одного.

И сейчас, потеряв мужа, решила вернутсья в родную Дружковку.


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Один комментарий к статье “Прелесть”

  1. Читатель (Добродомов):

    Какой-то душевный стриптиз, а не статья! Какие социально-значимые факты излагает, с позволения сказать, автор в этом полулирико-элегическом экзерсисе? Подробности своей личной жизни с никому не известной ЛЕной? Так это интересно, по- моему, одному автору, больше двух абзацев прочесть не удается — давит зевота и на сон тянет. Уж лучше бы про канавы на своей Нижней Гавриловке строчил бы дальше!