Страсти по интернату

Оксана БАРКАЛОВА

18 июня возле здания печально известной школы-интерната №1 было людно

Здесь, узнав о запланированном трехдневном визите в Донецкую область заместителя министра социальной политики Валерия Ярошенко, собрались  представители городской громады, педагоги, родители детей, переселенцы, проживающие в здании интерната и дома милосердия «Вифезда», и просто неравнодушные жители Дружковки.

Strasti

Оказывается, на сайте министерства, а также в эфире телеканалов, была проанонсирована следующая программа визита рабочей группы: «у місті Дружківці представники Мінсоцполітики ознайомляться з діяльністю дитячого будинку-інтернату». Это и послужило сигналом для сбора. Но поскольку не все обратили внимание на слова «дом-интернат» (а не «школа-интернат», коей и является многострадальное вышеупомянутое учреждение), общественность решила, что именно к ним и «едет ревизор».

Прождав два часа, народ стал расходиться: цыганская почта донесла, что замминистра в Дружковку приехал, однако посетил, как и планировал, дом-интернат для умственно отсталых детей (он как раз в компетенции ведомства Минсоцполитики).

В течение этих двух часов ожидания нам удалось пообщаться с собравшимися. И хотя наше издание уже неоднократно освещало проблему реструктуризации школы-интерната № 1, острота темы все еще актуальна (тем более, после прошлой скандальной сессии, принявшей окончательное решение о закрытии).

Все родители, пришедшие на несостоявшуюся встречу, были едины в своем возмущении: нас никто не спрашивал, с нами не хотят встречаться, наше мнение никого не интересует, нам закрывают рты. Так считает, к примеру, Марина Евсюкова, чья дочь Даша посещает интернат с первого класса: «10 июня мы пришли на митинг с детьми. Нас выгнали, даже слушать не стали». У Ирины Артюх, переселенки из Горловки, живущей в интернате с января, здесь учится младшая четырнадцатилетняя дочь – но и мнение переселенцев, видимо, тоже не очень интересно.

Кроме того, родители и учителя считают, что ситуацию, в которой, по версии власти, «в интернате давно нет сирот», сама власть искусственно и создала.

Учитель начальной школы Татьяна Мельникова, работающая в интернате 20 лет, рассказывает, как начиналась эпопея: «По статусу интерната заявления о приеме в него родители пишут у нас, а рассматривают их в гороно. И вот несколько лет назад началась странная прессинговая кампания: родителям начали отказывать по неизвестным причинам, стали предлагать уходить в другие школы. Хотя к нам относятся дети не по географическим критериям, по принадлежности не к району, а к той или иной категориии льготников. Родителей эта ситуация не устраивала сразу, однако сделать ничего не могли – и уходили. Прошлым летом здесь поселили семьи переселенцев – якобы временно. Однако когда в сентябре в интернат после каникул стали возвращаться дети, им стали отказывать в приеме в связи с тем, что им…. негде жить. Поймите, у нас учатся и живут именно те, кто редко может за себя постоять – сироты, дети, лишенные родительской опеки, дети мам-одиночек, социально незащищенных слоев. Нам всем больно и обидно, и, хотя многим из нас уже предложено трудоустройство, мы собираемся защищать интересы наших детей и родителей. Нас собираются переводить в здание десятой школы, обещают сделать в ней ремонт и создать необходимые условия. А в нашем здании хотят открыть какие-то центры областного подчинения: то ли «Центр матери и ребенка», то ли «Центр для переселенцев», то ли оба сразу. И это при том, что в городе много мест, в которых можно эти учреждения организовать. Кроме того, мы уже стали обычной общеобразовательной школой I-II ступеней, а к концу года было урезано финансирование детского питания. Город просто хочет избавиться от нас, сняв такую обузу с бюджета».

По словам Татьяны Ивановны, педколлектив раскололся на два лагеря: большинство (в том числе и директор интерната) - против реорганизации, меньшинство (в основном те, кому предложили лучшие должности) – за. Коллектив написал официальное письмо министру образования, в чьем ведомстве находится школа-интернат, но ответа пока нет.

По мнению активистки Василины Джуры, «власти нужно это здание, потому что для новых социальных объектов, которые собираются в нем открыть, будут выделены большие деньги. А это значит, что появятся новые лазейки для получения финансирования».

Пришли на несостоявшуюся встречу и переселенцы, проживающие в доме милосердия «Вифезда», что на Торецком. Они хотели задать чиновнику конкретные вопросы, однако задавать их было некому – люди ошиблись, неправильно истолковав информацию на сайте, а у министров и их замов, как правило, рабочие планы практически не меняются.

Что ж, судя по градусу «страстей по интернату», эпопея с ним, несмотря на решение исполкома, в самом разгаре.

P.S. А Валерий Ярошенко, судя по отзывам, таки посетил дом-интернат на Яковлевке, где его сопровождал мэр. Что ж, слава Богу, что у нас в городе есть образцово-показательные благополучные объекты, которыми можно гордиться. И куда не стыдно привести даже президента.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет