Светлый праздник Пасхи

Ольга ЕРОХИНА

Приближается светлый праздник Пасха. В наши дни это почитаемый праздник, широко отмечаемый. Живя рядом с церковью, наблюдаю, как с каждым годом все больше людей идет в этот день святить пасхи, воду, крашенки, хоть и церквей становится в городе все больше.

С раннего детства я помню Пасху в нашей семье. Родители никогда не ходили в церковь, не молились иконам. А иконы в нашем доме висели — это были бабушкина иконы. Она была верующим человеком, и из-за уважения к ней религиозные праздники в нашей семье отмечались (а, может, эта причина была просто прикрытием?). Нам с сестричкой очень нравилось празднование Пасхи, хоть религиозной сути мы не знали.
К Пасхе бабушка готовилась заранее, откладывая в большую макитру яйца наших курочек, собирая шелуху от лука, которая служила краской, покупала крашенное пшено для украшения и изюм, который мы чаще съедали до выпечки пасок.
В нашем дворе росла большая верба. Перед вербной неделей отец нарезал цветущие ветки, и бабушка делиласт ими со своими подружками, идущими с нею в церковь на всю ночь святить вербу.
С церкви бабушка приходила утром, и один и тот же ритуал повторялся много лет подряд. Будучи еще маленькими детьми, мы, вереща, встречали бабушку, изворачиваясь, подставляли ей все части тела. А она «хлестала» нас (тихонько, конечно) освященной вербою, повторяя:
«Верба бї’е, не я б’ю.
За тиждень — Великдень.
Не вмирай, дожидай
Красного яєчка!»
Считалось, что то место на теле, где ударит верба, не будет болеть до следующей Пасхи. Когда мы подросли, все равно (уже традиционно) давали бабушке нас немножко пошлепать вербой.
Наша улица упиралась в кладбище, которое было в самом центре пос. Яковлевка. Наш дом был четвертый от него. За неделю до праздника бабушка шла на кладбище и убирала могилы умерших не только родственников, но каких-то кумовей, сватов, земляков. Нам с сестричкой нравилось ходить с ней, так как она рассказывала об этих умерших людях какие-то интересные истории. Будучи еще дошколятами, мы брали с собою маленькие лопаточки, ведрышки для работы и чувствовали себя очень самостоятельными и полезными. Когда подросли, то выполняли эту же работу уже по семейной традиции (современные дети очень часто не знают, где могилы даже очень близких родственников). В те годы как-то не было заброшенных могил…
Четверг перед Пасхой — это «чистый четверг». Его мы с сестричкой очень не любили, так как до восхода солнца (часов в 5-6) должна была выкупаться вся семья, а вставать рано не хотелось! В этот день бабушка всегда сама выпекала пасхи (мама работала). Они были большими, красиво украшенными.
Наша бабушка не была искусным кулинаром (как я сейчас понимаю), но вкус ее пасок с обилием ванилина, корицы и гвоздики я помню до сих пор. Это была для меня самая вкусная выпечка!
Пасхи, яйца, окрашенные луковой шелухой, пироги, сало, домашняя колбаска и, конечно, вода из колодца или родника тоже освящались. Бабушка была непьющим человеком, потому вино и водку никогда не святила.
Святить пасхи, как и вербу, она уходила на всю ночь. Мне, маленькой девочке, очень хотелось не только услышать, но и увидеть, как там в церкви происходит процесс освячивания. Один раз бабушке надоело мое нытье и она взяла меня в церковь.
Прошло очень много лет с тех пор, но я и сегодня помню ослепительный свет в церкви: было ли это электрическое освещение или свет от множества горящих свечей — не знаю. Он переливался во множестве ярких икон на стенах. По всей длине церкви стоял, как мне казалось, нескончаемый стол, заставленный пасхами, искусно украшенными, колбасами, пирогами, печеньем и конфетами, фруктами, домашними соленьями, разноцветной мозаикой лежали на огромных блюдах крашенные яйца. Я не могу сказать, что в церкви было много людей (хождение сюда в те годы не приветствовалось). Моей бабушке, небольшой, щупленькой, как подросток, и мне маленькой девочке, можно было свободно подойти и рассмотреть все вплотную на столе и стенах.
Во всем была торжественность и пафос. Пел батюшка, ему вторили певчие, подпевали простые люди. Я очень любили петь, но слов тех не знала. Происходящее мне нравилось, и я пыталась поймать хотя бы мотив, мурлыкая себе под нос. Стоявшие рядом женщины меня хвалили, и я начала креститься, как моя бабушка, что привело их просто в восторг.
Потом началась школа, и вихрь школьной жизни закружил меня, оттеснив воспоминания тех событий в глубины памяти.
Через несколько лет церковь закрыли, и я попала в это здание уже как в кинотеатр «Свет», абсолютно не подходящее для просмотра фильмов.
В 90-е годы церкви вернули ее предназначение.
В 1998 году, приехав с хорошим настроением из Крыма, где служил наш сын, проходя мимо церкви, я безудержно захотела зайти и поставить свечку «за здравие» отличному офицеру, молодому ротному Хонину, который по-доброму относился к солдатам. Затаив дыхание, я зашла в храм, и только хотела поставить свечку…, как услышала в свой адрес слова, близкие к брани. Оказывается, я наступила на старую, домотканую дорожку, на которую ни в коем случае наступать было нельзя.
Быстро поставив свечку, чуть не плача, вышла.
С тех пор я в здание церкви не заходила. Успокаивая меня, сестричка сказала: «В Бога надо верить тихо. Надо жить по божьим законам, а для этого не обязательно ходить в церковь».
Но вернемся к празднику Пасхи. Рано утром после прихода бабушки с церкви наша семья садилась за стол разговляться, то есть начать праздничный день с освященной пищи.
Только один раз в году на Пасху наша улица становилась такой людной. С самого утра до вечера в этот день люди шли на кладбище, как на демонстрацию. В те годы самый близкий к нам магазин был в районе базара. В день Пасхи к кладбищу приезжали, как тогда называли «буфеты» (опять же, как на демонстрацию). Это значит, несколько грузовых машин с продуктами приезжали и становились с разных сторон кладбища. С них продавали консервы, вино, водку, пиво, колбасы, конфеты, разные жаренья, кондитерские выпечки. Но больше всего нам местным детям, нравилось ситро и вафли. С большим удовольствием мы принимали и угощение от людей, пришедших на кладбище.

Когда мы стали учиться в школе, то в воскресенье на Пасху всегда объявлялся воскресник. Ученики приходили с инвентарем для уборки школьного двора или сквера, иногда — для разнообразия — мы собирали металлолом. Но а после воскресника мы спешили домой, чтобы отметить Пасху и сходить на кладбище.
Как в Конституции СССР, так и в Конституции Украины сказано, что «церковь отделена от государства». В советские годы любое положительное отношение к религии осуждалось и критиковалось.
Недавно сестричка вспоминала, как в младших классах подозвала ее учительница и стала возмущаться, что ей стало известно от кого-то, как моя сестра ходила в церковь. Монолог учителя шел на повышенных тонах, отказ не принимался, она ругала и стыдила ребенка. Моя скромная, добрая сестра то молчала, то плакала. Но педагога ее реакция только злила. А поверить ученице, что та в церковь не ходила, у нее и в мыслях не было.
После обретения независимости Украины пошла обратная реакция. Начали открываться закрытые церкви, отстраиваться новые, люди потянулись к Богу.
«Программа виховання в д/садку» гласила, что «религиозные взгляды ребенка должны формироваться в семье».
Помню, как руководители- самодуры в нашем детском саду, где я работала, начали заставлять воспитателей проводить религиозные развлечения с элементами крестов, свечей, ликом святых со стихами о Боге… И как я ни пыталась противостоять этому, упрямо гнули свою линию.
Проблема разрешилась неожиданно. Ко мне подошла мама самого активного ребенка в группе и сказала: «Наша семья верующая — мы «субботники», и я прошу убедительно, чтобы наш сын не принимал участие в развлечениях на религиозные темы. Мы никого не хотим подвести, но у нас разные взгляды на религию. Мы в такие дни ребенка в детский сад приводить не будем». Ее поддержала еще одна родительница, семья которых была баптистами. Свидетелем этой беседы оказалась сторонница внедрения религии в детском саду, и прыти у нее поубавилось.
Говорят, что навязывать религиозные и политические взгляды нельзя, впрочем, как и отторгать их.
Традиция ходить в праздник Пасхи на кладбище у нас с сестрой осталась по сегодняшний день. В детстве мы ходили на кладбище с родителями и бабушкой, сейчас — с мужьями, детьми и даже внуками.
Очень многие люди сейчас, услышав об этом, хватаются за головы: «Как в Пасху на кладбище? Какой ужас! Это грех!»
Наша бабушка была глубоко верующим человеком, когда притеснялась религия, жила по библейским законам, ходила молиться в церковь, признавала и придерживалась всех церковных праздников, соблюдая посты, часами читая под иконами церковные книги. Она ошибалась, когда вела своих детей и внуков на кладбище в Пасху? Или грешила?
Пусть светлый праздник Пасхи люди отпразднуют по-доброму и по-своему в кругу своей семьи за уютным домашним столом или у могил умерших родственников. Мы же с сестричкой обязательно в этот день, как много лет подряд, пойдем на кладбище к родителям и бабушке. Все будет как всегда...


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет