«Таких баскетболистов не будет лет сто»

Сергей Коненко («восьмерка») был жестким в игре и мягким в общении

Сергей Коненко («восьмерка») был жестким в игре и мягким в общении

Евгений ФИАЛКО

Чем дальше уходит от нас страшная ночь 28 марта 1999 года, тем больше понимаешь, какую утрату понесли тогда не только родители и друзья Сергея Коненко, но и мировой баскетбол.
Сейчас ему было бы 34 года — и, скорее всего, он бы еще играл — причем, можно предположить с большой долей вероятности, — в НБА. Такую цель Сергей ставил перед собой и в 19 лет был уже на полпути к ней.. Если графически представить его жизнь до трагической гибели, то это линия стремительного восхождения. Прерванный взлет. Прерванный нелепо и дико — пьяным водителем «Волги», протаранившим машину, в которой ехал Сергей Коненко…

Ему повезло родиться не только в спортивной семье, но и в эпоху, когда физкультура и спорт являлись одним из приоритетов государства. Так совпало, что даже год его рождения — 1980 — называют «олимпийским», годом Московской олимпиады.

Отсюда начинался путь Сергея Коненко к спортивной славе

Отсюда начинался путь Сергея Коненко к спортивной славе

Дворец спорта в Дружковке гудел в те времена, как улей, с утра до вечера. А пока отец Анатолий Александрович играл с друзьями в свой любимый баскетбол, сынишка, вместе с детьми заядлых баскетболистов, осваивал другой спортзал, пробуя по очереди все снаряды. «После тренировок я ждал час, когда он высохнет», — вспоминает Анатолий Александрович. Если у кого-то в детстве игрушками были машинки и пистолеты, у Сергея Коненко — целый спортивный зал.
А потом, в неполные 7 лет, он пошел в школу №8 и попал в руки к универсальному спортсмену и педагогу Виктору Федоровичу Ткачеву. Начались занятия посерьезнее: легкая атлетика, футбол, физподготовка. Сергей рос в прямом и переносном смысле, но пока еще напоминал «гадкого утенка», как выразился один из его первых тренеров Вячеслав Кривошеев, потому что мышечная ткань не успевала за быстро растущим организмом. Очень скоро он стал не только самым высоким в классе, но догнал и перегнал брата, старшего на два года. Олег тоже играл в баскетбол, и у Сергея перед глазами всегда был пример для подражания и стимул к совершенствованию — он так тянулся за братом, что их часто в шутку называли «Олеги».
А еще был дом по ул. Ленина, 34, где жило много ребят, занимавшихся в спортивных секциях, а свободное время проводивших в просторном, оборудованном дворе. А совсем рядом, в пятидесяти метрах, находилась баскетбольная площадка машиностроительного техникума: бросай по кольцу сколько хочешь!
Именно там и заприметил Сергея преподаватель физкультуры в техникуме Леонид Морозов, хорошо знавший отца.
— Смотри, — сказал он, — какая хорошая координация, из него может толк получиться. Пусть ко мне походит.
Некоторое время Сергей тренировался в баскетбольной команде маштехникума у Леонида Николаевича, однако ребята там были намного старше, и поэтому месяца через два отец отвел его в баскетбольную секцию ДЮСШ. Эту возрастную группу вел, ныне покойный, Сергей Пимонов, прекрасный тренер, но человек непростой судьбы. Через год он покинет ДЮСШ, а его группа перейдет к Вячеславу Кривошееву. Именно под его руководством и начнется превращение «гадкого утенка в прекрасного лебедя».
Поначалу, говорит Вячеслав Васильевич, он делал все правильно, но медленно — не хватало силенок. Однако серьезно и ответственно относился к советам и замечаниям и прогрессировал просто на глазах.
— С ним приятно было работать, — вспоминает тренер, — у него, как говорится, «все срослось»: физические данные, трудолюбие, воспитание, игровой азарт и любовь к баскетболу.
Сергей обладал здоровыми амбициями и не любил проигрывать, причем, как правило, винил только себя. Это качество сохранилось у него на всю жизнь. Анатолий Александрович вспоминает, что, когда команда суперлиги России «Ставрополь-Пограничник», в которой выступал Сергей Коненко, проиграла ЦСКА, он плакал, как ребенок, считая, что это произошло по его вине, так как промазал 3 раза. Интересно, что закинул он сопернику 20 очков, и тренер армейцев, знаменитый Станислав Еремин сказал, что обязательно заберет его, как только закончится контракт в Ставрополе.
— Сергей обладал отличным аналитическим мышлением, я бы сказал, не по возрасту, — делится воспоминаниями Вячеслав Кривошеев, — он хорошо играл в шахматы, преферанс. Я наблюдал, как он со своим другом Беспаловым анализируют отдельные моменты, и честно скажу, иногда было стыдно, что я не знаю некоторых терминов, которые они употребляли...
Его вскоре стали ставить во взрослые команды, где игроки были на год-два старше. В 1992-93 годах он становится чемпионом Донецкой области, а затем дважды — в 1994-95 годах — призером первенства Украины.
Он поступает в машиностроительный техникум, потому что здесь была хорошая баскетбольная команда, но проучился всего лишь год. В 1995 году его приглашают в Школу олимпийского резерва в Донецке, однако буквально «из-под венца» увозят в такую же школу в Ставрополе. Друг отца Дмитрий Лоханский, бывший директором клуба «Ставрополь-Пограничник», пригласил его и сказал: «Понравится — оставайся, нет — вернешься домой».
Вскоре Сергей отправил письмо своему тренеру Вячеславу Кривошееву, в котором рассказал, в каких условиях он будет тренироваться и жить, а в конце большими буквами написал слова благодарности за все, что тот сделал для него.
В Ставрополе Коненко быстро вошел в основную пятерку и заявил о себе в российском чемпионате. В 1996 году он становится чемпионом страны среди юношей, а в 1997-98 годах — чемпионом высшей лиги. «Восьмерка» (постоянный номер на футболке Сергея) все больше притягивает внимание болельщиков, журналистов и тренеров. В 1997 году его приглашают в элитный тренировочный лагерь 40 лучших баскетболистов России, организованный фирмой «Adidas». Тренером туда пригласили легенду мирового баскетбола, звезду НБА Карима Абдулу-Джаббара, который, посмотрев на игру ребят, в спарринг-партнеры выбрал именно Сергея! Как будто знал, какой благодарный ученик попался ему.
А вскоре новое признание: Коненко приглашают в тренировочный лагерь фирмы ««Nike» во Франции «80 лучших игроков мира 1979-1980 годов рождения» и награждают кубком «Самый полезный игрок турнира».
В 1998 году, в составе сборной России, Сергей становится призером чемпионата Европы, его включают в символическую сборную континента. Вскоре он получает вызов играть за сборную миру. За ним начинают охотиться зарубежные клубы, греки готовы сразу же выложить 160 тысяч долларов. Им уже интересуются в НБА… До трагической гибели осталось несколько месяцев.
Сергей объездил полмира, но «звездной болезнью» так и не заболел. В редкие приезды домой он не расстается с мячом. Отец вспоминает, как однажды, 1 января (!), после встречи Нового года, он собрал друзей и отправился в спортдворец. Когда родители стали уговаривать отдохнуть хотя бы денек, Сергей сказал: «Меня отпустили на неделю, и я не хочу отстать от других».

Отец и сын Коненко в редакции газеты «Окно», июль 1998 г.

Отец и сын Коненко в редакции газеты «Окно», июль 1998 г.

Он был в хорошем смысле «болен» баскетболом. За высоким симпатичным парнем таяли десятки девичьих сердец, но, если мама Татьяна Геннадиевна начинала говорить об этом, ответ был один: «Мама, мне нужно играть — девушки потом…»
— Не знаю, — говорит отец, — кто-то до сих пор каждый год приносит ему на могилу цветы… Да и на похороны приезжала девушка из Ставрополя.
К нему, как магнитом, тянуло людей. Если Сергей выходил во двор, его сразу же обступали дети. Подходили друзья. Появлялась гитара — Сергей сам научился играть и больше всего любил песни Высоцкого и Сюткина.
Со взрослыми он говорил о жизни за границей и о прочитанных книгах. Ему нравилась история, книги о войне, Достоевский. А однажды стал расспрашивать отца, почему Бог создал мир таким? Он заинтересовался Библией и все чаще ее читал.
В Ставрополе Сергея дружелюбно называли «Хохлом». Уехав в столь раннем возрасте, он вскоре понял, что «Родину не унесешь на подошвах башмаков». Отец говорит, что вместе с мечтой играть в НБА, его сын все чаще повторял, что хочет защищать цвета сборной Украины…
Да и сама смерть его стала показательной — именно по его просьбе ребята остались на тренировочной базе, чтоб посмотреть футбол с участием сборной Украины. Он даже поспорил на ящик шампанского, что Украина победит. И выиграл! А затем вызвали такси, потому что уже было за полночь. Он сел возле водителя. Дремал, прокручивая в памяти счастливые минуты недавнего матча, и не заметил, как машина въехала в светящийся ночной Ставрополь. До его гибели оставалось несколько минут...
Центр большого города в 3 часа ночи был пустынным. «Жигули», в которых ехал Сергей со своим другом Романом Вдовицким, остановилось на красный свет у пересечения улиц Ленина и Маяковского. Когда в светофоре зажегся зеленый, водитель тронулся. Ни перед ним, ни справа, ни слева — никого не было. Город спал. Такси спокойно пересекало центральную улицу, когда вдруг, с правой стороны, на красный свет (!) понеслась «Волга» и на полном ходу врезалась в «Жигули» как раз в то место, где сидел Сергей… Он и водитель скончались на месте. Роман умер по дороге в больницу.
Тормозной путь «Волги» составлял 15 метров. Водитель был пьян. В машине, помимо него, находились девушки, которые убежали с места происшествия. Долго потом искали и самого виновника ДТП, который оказался из так называемых «мажоров». Несколько раз меняли следователей. Если бы не настойчивость Дмитрия Лоханского, дело вообще бы могли замять… Но это, как говорится, другая история.
А Сергея похоронили в Дружковке. На похороны приехала вся команда. На следующий год, в годовщину его смерти, в Ставрополе состоялся баскетбольный турнир. А в 2001 году, по инициативе Вячеслава Кривошеева, турнир «Памяти Сергея Коненко» прошел в Дружковке. Он стал традиционным и проводился ежегодно — правда, в основном, за счет энтузиазма Вячеслава Васильевича и родителей Сергея. В 2011 году впервые турнир вообще не состоялся и будущее его оказалось под вопросом.
Именно в этот момент за его организацию взялась «Всеукраїнська асоціація безпеки дорожнього руху» и смогла не только вдохнуть в него новую жизнь, но и поднять на более высокий уровень. Президент Ассоциации Михаил Берлин, знавший Сергея Коненко с детских лет, говорит: «Я хочу, чтоб об этом уникальном баскетболисте и человеке помнила вся Украина. Раздумья общества – это акт признания. Трагическая гибель Сергея – это и наша утрата. Мы разделяем с его родителями бесконечную боль и хотим хоть немного помочь им уменьшить ее».
И действительно — ведь за каждой сухой сводкой о гибели людей в дорожно-транспортных происшествиях стоят чьи-то судьбы…
«В ближайшие сто лет таких баскетболистов в Дружковке не будет», — с грустью констатировал Вячеслав Кривошеев.


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (1 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет