Устами младенца…

Анатолий ПАНАСЕЙКО
Женя с ребяческих лет слыл серьезным мальчиком. Бывало, плачется бабушка, что крупы не хватает в суп положить, а шестилетняя кроха успокаивает: «Не горюй, ба, вот построю я себе завод — и у нас будет много крупы… А тебе я подарю Мерседес».

А когда с работы приходила мама и жаловалась на невыносимые условия труда в кузнечном цехе, сынуля и ее обнадеживал: «На моем заводе такого безобразия не будет».

Была у Жени любимая забава, в которую он каждый день подолгу играл — рассматривал. В старом иностранном журнале, оставленном или забытом немцем-постояльцем, светился многоваттной улыбкой толстющий дядька, с трудом протискивающийся в салон роскошного автомобиля.

Отпустив в адрес толстяка недовольное: «Лопнет еще — и салон забрызгает», принимался исследователь пристально ощупывать глазами невиданное чудо, что называется, с ног до головы.

Ах, как ему кортило подойти к такому — осязаемому — великолепию, прикоснуться к нему ладошками, попинать ногами шины, и — страшно подумать! — сесть за руль и запустить двигатель.

Насладившись вдоволь небесною мечтою, спускался он на землю и направлялся в сарай, где у него еще от отца, не вернувшегося с фронта, имелось большое собрание всяческих железок. Он это богатство умножал. Благо, после войны добра этого, притягивающего парня, как магнитом, валялось повсюду несметно.

Однажды, забравшись в обвалившийся блиндаж, Женя увидел велосипед. Искореженный, с подгоревшими шинами.

С охотничьим азартом вцепился он в драгоценную находку и с ужасом почувствовал, что теряет сознание. Велосипед, приваленный разным хламом, невозможно было даже поворушить.

От отчаяния разум прояснился — и охотник, забросав находку обломками, помчался за бабушкой.

Долго пришлось им повозиться, чтобы поставить железного коня на ноги. Особенно намучились с резиновой обувкой. Но если шины залатали голенищами от никуда не годных отцовских сапог, то камеры восстановлению не подлежали. Тогда вместо них набили шины сухой мягенькой травой и ездили.

Шли годы. Вундеркинд превратился в прекрасного юношу и стал работать на заводе слесарем-инструментальщиком. И получил от коллег высокое звание: «Золотые руки, щедрая душа».

Подойдет к нему работница:

— Евгений Петрович, у вас есть?..

— Есть, — следовал ответ.

И просительница получала позарез понадобившееся ей в домашнем хозяйстве какое-то приспособление.

А стареющий директор завода наметил смышленого слесаря, поступившего учиться на заочный факультет, своим преемником. Что в свое время и произошло.

Правда, маленький фантазер мечтал о собственном заводе. А тут — государственный, который вместе с государством неотвратимо хирел и разваливался. И на который, как на обессиленное гигантское животное, налетело коршунье. И услышало решительное хозяйское: «Кыш!»

— Послушай, дорогой, зачем себе нервы трепать и жизнь укорачивать? — загалдели человеческими словами несыти. — Поезжай в Киев, Москву — куда захочешь. Выбирай там любую квартиру, дачу, непыльную, но денежную работу…

— Кыш! — повторил «дорогой». И нечисть улетучилась.

А Евгений Петрович по-прежнему рачительно ведет хозяйство на своем заводе. И разумеется — ездит на Мерседесе. Так сбылась народная примета: «Устами младенца глаголет истина».



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет