В сердце есть место только для одной матери

Мать нашла дочь через 38 лет. Люба с матерью у своего дома в пос. Сурово. Впереди тетя Валя из Угледара
Евгений ФИАЛКО
В тридцать восемь лет она вдруг узнала, что свой день рождения должна отмечать не в октябре, а в ноябре и зовут её на самом деле не Люба, а Оля...
В тот день она получила письмо из города Юрьевца Ивановской области России: «Здравствуйте, Любовь Ива­новна и ваша дочка Леночка, пишет вам ваша мать и ба­бушка...»

Неизвестная женщина, какая-то Валентина Кон­стантиновна, рассказывала, как родила ее в посёлке Белозёрское Добропольского района, где жила в то время у брата с невесткой и работа­ла на овощной базе. Из род­дома она дочь не забрала, так как оказалась в «безвы­ходной ситуации», и уехала домой, в Юрьевец. А когда через месяц вернулась, де­вочки уже не было. Несколь­ко раз приезжала Валентина в Белозёрское, писала во все инстанции - результата ника­кого. «Всё сделали тайком и скрытно, - пишет она, - и как я ни пыталась чего-то до­биться, всё напрасно - всё содержалось в строгой сек­ретности».

Люба не ответила на это письмо. Ни на второе, ни на третье... Что она могла отве­тить?

Родители её очень люби­ли. Отец, детдомовец, фрон­товик, проработал всю жизнь на шахте и умер в 53 года.

Мать, родом из большой крестьянской семьи, первый раз вышла замуж в 1943 году. Вскоре мужа забрали на фронт, а через полтора меся­ца пришла похоронка... Че­рез два месяца она родила сына и назвала его Виктором - в память о погибшем муже.

Второй раз вышла замуж в 1955 году. Его звали Иван, её - Мария. Иван да Марья. Жили они хорошо, да вот об­щих детей не было. В 1961 году она едва не погибла во время родов - пять дней дли­лись схватки. Родилась мёр­твая девочка. После этого Мария часто болела, о ре­бёнке не могло быть и речи.

Но как-то знакомая мед­сестра сказала, что одна ма­маша бросила в роддоме се­мимесячную девочку и, если есть желание, её можно удо­черить.

Мария рассказала мужу - тот горячо откликнулся: «Я знаю, что такое вырасти в детдоме - давай хоть одного человека спасём!»

Они быстро оформили до­кументы и, чтобы никто не претендовал на их девочку, даже изменили её имя и дату рождения. Так в эту семью пришло счастье в виде кро­хотного, как куколка, тельца.

А настоящая мать мета­лась в поисках ребёнка. Мно­гое за это время она переду­мала, многое хотела бы из­менить... Хотя девочка и была «плодом любви» к своему на­чальнику, отношения их не могли иметь продолжения, так как он был человеком, се­мейным, партийным, да к тому же имел сына. Остав­лять ребёнка в роддоме мо­лодая женщина не хотела, но и как быть дальше, тоже не знала. Отказаться от дочери вынудила её мать, примчав­шаяся в Белозёрское из Юрьевца. Придя в роддом, она ка­тегорично сказала: «Этот ре­бёнок в нашем доме не ну­жен!» Забрала Валентину и увезла на родину.

Но скоро наступило про­зрение. Не было покоя моло­дой женщине ни днём, ни но­чью. Никакими слезами нельзя было снять с души холодный камень. Долго маялась она, пока не рассказала всё отцу, который давно заприметил неладное. Ох, и взорвался же этот добрейшей души человек и первый раз за всё время устроил жене показательную взбучку, а дочери приказал не­медленно ехать и привезти ребёнка.

Как на крыльях, помчалась Валентина в Белозёрское, приехала... и опоздала! В ка­кие двери только ни стучалась - ребёнка нет! Такое впечат­ление, что попала она в закол­дованный круг.

Вернулась домой, а через какое-то время вышла замуж. Покаялась перед мужем, рас­сказала всю правду. Тот про­стил её и сам загорелся же­ланием найти ребенка, но все усилия были тщетными.

Когда родилась у них своя дочка, решила Валентина на­звать её в честь женщины, что заменила мать для её Оли (Любы), и каким-то шестым чувством угадала - назвала её Марией!

Потом появился сын. Но и тогда, и после не раз замеча­ли её без видимой причины грустной и с заплаканными глазами...

А Люба росла в шахтёрс­ком посёлке в хорошей семье, где любили и оберегали её даже больше, чем родную, по­тому что понимали, как хруп­ко их семейное счастье и как легко его можно разрушить.

-         Мама, почему я беленькая, а вы чёрненькие? - как-то спросила она.

-         Ты пошла в дедушку - такое бывает, - ответила мать.

-         А Танька говорит, что меня на мусорке нашли.

-         Дурочка твоя Танька – не слушай её.

И Мария с нечеловеческой нежностью прижимала к себе дочурку. Будто пыталась зак­рыть от всех опасностей и от чёрных людских ртов.

И всё же когда Любе испол­нилось восемь лет, родители решились на переезд - подальше от тех, кто знал всю историю. Так они оказались в Дружковке.

Через четыре года отец умер, и остались они вдвоём: мать-пенсионерка и двенадцатилетняя дочь. У сына была уже своя семья - свои пробле­мы.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет