Весенний вояж! 8 марта 1988 года

Ольга ЕРОХИНА
После 20 лет независимости можно по-­разному относиться к советским временам. Кто­-то вспоминает их с ностальгией, а кто­то с ужасом... В то время муж, работая на заводе по ремонту электронно­вычислительной техники, ездил по командировкам и часто брал нас с сыном в разные города. Нашей зарплаты хватало всегда на проезд, проживание, еду, отдых, покупки. Мы ездили на поезде и автобусе, на своей машине (кстати, купленной без помощи родителей), летали на самолетах. Но больше всего нам запомнилось путешествие весной 1988 года.

С 24 февраля 88 по 30 марта 88 муж ездил на курсы повышения квалификации в Минск.

1 марта он позвонил мне на работу: «Приезжай, вместе встретим праздник». Оставив сына на бабушку, я 2 марта уже ехала на поезде в Минск. В те времена столица Белоруссии тоже отличалась чистотой, красотой, новостройками. Славилась легкой промышленностью. Белорусский трикотаж был высокого качества, а цены были до смешного низкие. В киосках на каждом углу продавались сгущенное молоко и зеленый горошек, консервы деликатесные и «Кока-кола» без очереди (для молодых читателей поясним — одни из главных дефицитов того времени).

Все последующие дни мы собирались посвятить концертам, выставкам, экскурсиям по городу, походам в кино. Но кто-то в гостинице, где мы жили, посоветовал поехать 5 марта в Вильнюс на праздничную ярмарку. Мы были очень легки на подъем и рано утром, 5 марта, поехали в Литву (180 км).

Вильнюс поразил нас узкими улочками, старыми домами, соборами с высокими острыми шпилями.

Ярмарка была огромной. Мы впервые увидели здесь уличных музыкантов. Это были группы молодежи, играющие на гитарах, скрипках, цимбалах, барабанах и саксофонах, одетые в национальные одежды. Репертуар был разнообразный: эстрадные и народные песни, но, в основном, на литовском языке. Прямо на земле перед ними лежала шляпа, в которую слушатели бросали деньги.

Ярмарка была заполнена различными промышленными товарами и произведениями народного творчества. Так как это была весенняя ярмарка, то на ней было очень много цветов: живые букеты, цветы в горшках, бумажные шедевры и икебаны. Не удержавшись, я купила икебану необычайной красоты и хранила ее потом больше 10 лет.

На ярмарке люди, с которыми мы общались, посоветовали съездить в Ригу, т.к. Латвия славится парфюмерией и кондитерскими изделиями. Не долго думая, мы решили  поехать (еще 260 км).

Кондитерские изделия были, действительно, очень вкусные, от разнообразия кружилась голова. Почти все вывески в городе были на латвийском языке, создавалось впечатление, что мы попали в другую страну.

Погуляв по городу почти до вечера, мы вернулись на автовокзал, чтобы поехать в Минск. Но тут увидели автобус, который ехал в Эстонию...

В небольшом эстонском городе Кохтла-Ярве (чуть меньше Дружковки) жил отец мужа с семьей. И мы продолжили свое путешествие (340 км)... Поздно вечером мы стояли возле квартиры отца. Открыв двери, тот потерял дар речи! Долго потом смеялись и до полуночи беседовали за столом.

На следующий день (6 марта) мы пошли гулять по городу. Когда говорят о прибалтийцах, что они злые, не хотят общаться с людьми, которые разговаривают по-русски, то я с этим не согласна. Меня всегда принимали за местную (я блондинка), и когда говорила: «Не понимаю», то без проблем переходили на русский язык, очень приветливо общаясь.

До сих пор мы вспоминаем, как увидя эстонскую колбасу, поразились, что она была цвета мяса (розовая), очень вкусная и разных видов. Магазинную сметану нельзя было вылить или вытрясти из баночек — ее надо было выковыривать ложкой, она была очень густая и прямо сладкая.

Магазинов в городе было много, но они были небольшие, окна прикрыты шторами, а вывески (таблички) сбоку от двери, надпись на эстонском языке, и непонятно было — это магазин, контора или учреждение. Товары очень качественные, от изобилия у нас глаза разбегались.

Впервые, именно там, я увидела нижнее белье с люрексом (золотистой ниткой), ажуром и вышивкой.

Дома в городе (без разницы частные или государственные) чистые, аккуратные. В подъездах домов улучшенной планировки площадки такие большие, что соседи на них устраивали семейные торжества. Старожилы рассказывали, что именно у жителя Кохтла-Ярве брали напрокат машину для Штирлица при съемках фильма «Семнадцать мгновений весны».

7 марта мы полдня провели в семье отца и решали, как добраться в Минск. До Ленинграда нам оставалось еще примерно 170 км. В городе на Неве живет родной брат мужа с женой, у которой 7 марта — день рождения. И, конечно, в обед мы поехали в Ленинград! Приехав в город и купив подарки, мы, как снег на голову, явились к праздничному столу. Реакция брата была еще смешнее, чем отца... Расстояние между Дружковкой и Ленинградом такое большое, что о поездке всегда договаривались за несколько месяцев.

Мы отлично провели время в кругу семьи — отметили День рождения, а потом 8 марта, вечером, уехали в Минск (около 800 км).

Еще один день мы провели в Минске, а 10 марта я уехала домой.

В этом путешествии мы проехали много красивых городов, побывали в пяти республиках, встретили интересных людей, увидели родственников, сделали хорошие покупки, но — самое главное — получили массу положительных эмоций и помним те дни, потому что были просто счастливы вместе.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет