Весна 1945 года…

В дружеской компании: (нижний ряд) Е.Бритченко, А.Моисеев, (верхний ряд) Ф.Ноздрачев
Эта дата для нашего поколения выстраданная, радостная до слез. Она навсегда вросла в нашу плоть и кровь. Сверкай, салют! Ликуй, народ! Это навсегда — и не может быть иначе. Весна! Это время всегда волнует и радует. Ведь с приходом весны пришло и 9 Мая — Победа! Помню, как после радостной вести о победе над Германией мы стали ждать возвращения отца. И вот однажды, на рассвете, наш папка приехал… Отец вернулся с войны инвалидом второй группы. Сражался он на 3-м Белорусском фронте, участвовал в битве на Курской дуге, освобождал Белоруссию и Прибалтику, штурмовал город-крепость Кенигсберг. Все это запомнилось мне по его рассказам своим коллегам-однополчанам. Он, как и земляки-дружковчане, вернувшись домой, с первых же дней был озабочен восстановлением полуразрушенной Дружковки. Они говорили: «Ничего — переживем, превозможем, не такие трудности видали!» Бывшие фронтовики, взваливали на свои плечи очень тяжелую ношу. Приходя поздно с работы, отец усаживался на крыльце и думал о чем-то своем. Возможно, он вспоминал друга и земляка Григория Квачева, который погиб в танковой атаке (сегодня Григорий Квачев занесен в Книгу памяти). А, может быть, продолжал думать о письме, которое прислал ему друг майор Александр Барабашин из Старого Оскола?.. В послевоенные годы Дружковка жила дружной, большой семьей. Накануне 1 Мая и Дня Победы директор Торецкого завода С.А. Антонов вызывал отца и говорил: «Ну что, Николай Иванович, готовь «Вечер огня»! Отец был специалистом по пиротехнике, умело готовил составы для фейерверка. К нам домой привозили спецсоставы, окрашивающие огни в радужные цвета, картон, деревянные реечки и др. Отец принимался за работу. А дел у него было много, поэтому он подключал и нас, детвору, к подготовке трубочек-цилиндров из картона. Порой нам это надоедало, и мы незаметно исчезали. Отец нас никогда не бранил, но его строгий взгляд говорил о многом, и мы снова принимались за работу… Зато сколько потом было радости и восторга! Зрелище получалось захватывающим. Огни фейерверка цветным дождем сыпались с неба. Мы, запрокинув головы, глядели на яркие вспышки зеленых, красных, желтых огней, и, казалось, они смешивались с сияющими звездами. Бегая среди взрослых, мы восторженно кричали: «Это мы делали!» А они, улыбаясь, восклицали: «Да неужели?!» После фейерверка отец покупал нам ситро, мороженое — тот вкус помню до сих пор! В праздничные дни к отцу приходили бывшие фронтовики, друзья, на груди которых позванивали медали и ордена. Вспоминаю Е.П.Бритченко, Ф.И. Ноздрачева, А.С. Моисеева, А.И. Чубарова, В.И. Холина, П.Н. Бобровского... Выпив по чарке, после жарких затяжек, они начинали вспоминать… Сколько на их лицах было душевного волнения, тоски от невозвратимых потерь!.. Имеем ли мы право предавать забвению этот день? Нет! Наши доблестные воины, выполняя свой священный долг, спасли нас от угрозы гитлеровского фашизма. Вечная им память!



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...