Волонтер Лиза. Человек неограниченных возможностей

Лиза Шапошник

Лиза Шапошник

Анастасия Береза

Лиза Шапошник, 27-летняя инвалид детства, до встречи с журналистом не знала, что отряд волонтеров, работающих на кухне Евромадана, а это, ни много, ни мало, тысяча шестьсот человек, решили назвать в ее честь.
Безработной девушке с Донбасса также было не известно, что она успела стать героиней Фейсбука, блогов и Живых журналов, да и вообще – одним из символов волонтерской самоотдачи на Евромайдане.

Лиза, маленькая брюнетка с приятным голосом и грамотной речью, приехала в столицу буквально накануне революционных событий — в поисках лучшей жизни и хоть какой-то работы.
За спиной у нее непростая жизнь ребенка инвалида (ДЦП легкой формы) – появление на свет в Кемеровской области, переезд с матерью в Одессу, учеба в интернате, окончание обычной общеобразовательной школы – начало самостоятельной жизни в 17 лет, попытки найти себя в России и утешиться в монастыре, жизнь в Сочи и, наконец, оседлость на Донбассе.
«Мой отец и бабушка украинцы, из Харьковской области, а мама русская. Я много лет жила одна в России – это кошмар какой-то, куда ни приедешь – всюду пьют. Только на Кавказе понравилось – там уважают родителей, чтят традиции. Поэтому и остановилась в Сочи. Но в какой-то момент захотелось домой, на Украину. Так я переехала в Дружковку, на Донбасс. Там мой дом, там я выбила себе комнату в общежитии, по крупице собрала мебель».
Тот факт, что девушка, выросшая в Одессе и поселившая в Донецкой области, стала активной участницей Евромайдана, только на первый взгляд кажется необъяснимым.
«Мне многое помогли понять ребята, друзья, которые ездили за границу. Я узнала от них, что в странах Европейского союза инвалиды – это часть общества, им помогают, их не шарахаются, их поддерживает и государство, и благотворительные организации. А тут я даже положенные мне льготы выбить не могу. Я просто мечтаю хоть раз в жизни обследоваться у врача-специалиста, а не у того, кто купил свой диплом. Хочу получить положенную мне путевку в санаторий и бесплатный массаж».
На митинге 24 ноября Лиза тоже услышала много разного от стоящих рядом людей, что-то поняла, что-то переосмыслила и поэтому решила остаться 29 ноября на ночь в центре Киева.
«Это (силовой разгон митингующих спецназом — УП) было не страшно, а жутко. Мы с оставшимися ребятами ждали какую-то технику для проведения митинга, звуковую, кажется. Пели гимн, водили хороводы, а потом приехали коммунальщики — елку устанавливать, якобы.
Нас взяли в кольцо и начали избивать всех подряд. Спастись удалось только благодаря стеклянной поверхности торгового центра – по ней мы все съезжали вниз и убегали. Они гнались за нами, бросали дубинки. К счастью, мне не досталось».
В 8 утра, 30 ноября, Лиза уже была на Михайловской площади, там и ночевала. Пришла она на Майдан Независимости и в первый день зимы, а уже на второй не выдержала и попросилась в волонтеры.
«Я понимала, что полноценно работать не смогу, но надеялась, что какая-то работа для меня найдется. Когда пришла записываться в волонтеры, у всех глаза были удивленные, но меня приняли. Сперва я на разносе работала, а потом попросила что-нибудь полегче – все-таки сложно мне было, руки отваливались. Потом я один день лимоны резала, а теперь отрываю веревочки от чайных пакетиков. Знаете зачем? Они, если остаются, то спутываются между собой, и когда берешь один стакан с чаем с подноса, сразу переворачивает еще несколько».
С того дня, вот уже две недели, Лиза работает на кухне. Ее трудолюбие и преданность общему делу (спит девушка всего по несколько часов в день тут же – на четвертом этаже Дома профсоюзов) так впечатлила окружающих, что Степан Кубив, комендант Штаба национального сопротивления, решил назвать группу волонтеров кухни в ее честь.
Лиза эту новость приняла с удивлением, поскольку сама себя героем она вовсе считает, уверяет, что трудиться здесь ей в радость. Расстраивает революционерку только то, что президент не идет на условия митингующих, а временами еще и «Беркут» присылает. Во время последнего такого случая, 10 декабря, Лиза, конечно, была в Доме профсоюзов.
«Мужики отправили всех женщин на 7-й этаж, и вот тогда наступило самое сложное – не знать, что происходит и не иметь возможности помочь. Потом, часа в 3-4 ночи сказали, что нужны руки на кухню, и я, конечно, вызвалась. В какой-то момент вышла покурить, а когда вернулась, то уже ни одной женщины на кухне было – всех увели, ждали штурма. Но я не испугалась. Села перед дверью и ждала».
К счастью, силового захвата Дома профсоюзов той ночью удалось избежать и Лиза трудится тут по-прежнему, и, как сама она думает, будет до победы. В отличие от многих евромайданцев, она не настаивает на непременной отставке президента. Считает, что главное подписать ассоциацию.
«Я, конечно, мало что смыслю в политике, но если он подпишет, то уже не сможет вести себя, как прежде, вынужден будет оглядываться на Европу. Словом, после подписания он тут надолго не задержится.
Я вообще не понимаю, зачем ему далась Россия? Что она нам дала, кроме самых высоких цен на газ? То, что таможенники говорят «О, хохол!», когда смотрят в паспорт на границе? Больше, кажется, ничего».
О поисках работы революционерке-Лизе, конечно, пришлось забыть. Хостел, в котором арендовала койку за 700 гривен в месяц, пока оставила, ночует в Доме профсоюзов.
Волонтеров там кормят. Сигареты тоже перепадают.
Недавно Лиза попросила мать, ярую сторонницу Партии регионов и России, прислать денег, но та лишь рассмеялась в ответ, мол, тебе ж там платят. Но тут не платят. Мама перепутала митинги, видимо.
«Работы для людей с ограниченными возможностями в Украине практически нет никакой. Разве только на рынке можно устроиться, если повезет. Сообщества для инвалидов (Лиза является членом такого у себя в Дружковке) не имеют ни денег, ни возможности помогать нам с трудоустройством. А в Европе, я точно знаю, это иначе».
«Украинская правда»


Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (2 голосов, средняя оценка: 5,00 из 5) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет