Встречи, любовь и разлуки в нашем маленьком городе

Нина СЫЧЕВА

StixiИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ

Как сладкий сон, как наважденье:
Мне каждый вечер в семь звонит,
Цветы в дверях по воскресеньям,
Вздыхает в трубку и молчит.

Откуда ты, гость виртуальный?
Кто телефон тебе мой дал?
Киношный ты или реальный?
А может, не туда попал?

В ответ из трубки телефона
Любимый вальс мой зазвучал,
Знакомый голос из шансона
На танец песней приглашал.

В дверь позвонили, открываю:
Гость с предложением — в «кино».
— Простите, но я вас не знаю!
— А люблю вас, и давно…

Мой юный друг, мне скоро тридцать,
А вы еще так молоды.
Позвольте мне в вас не влюбиться,
Спасти порыв ваш от беды.

Вы не на тот корабль сели,
И я не юная Ассоль.
Не скрою — душу мне согрели…
А я вам причиняю боль.
Его слова, глаза и руки
Дарили столько теплоты!
Мы пили чай, нет, не от скуки,
И скоро перешли на «ты».

Как в сладкий плен, как в наважденье
Душа к семи домой спешит.
В семь телефон по воскресеньям
Уже мне больше не звонит…

Теперь тот гость из телефона –
Мой муж и лучший из мужчин!
А песни радио «Шансона»
Кому-то дарит старший сын.

ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ

Сентябрь, раскрасивший метели
Осенних листьев в рыжий цвет,
Мне подарил тебя. Не смели
Мы вслух сказать друг другу «нет».

Ночь прячет страсть в седых объятьях
С ума сошедших двух сердец.
Я грешница, в гостях у счастья
Плету для мужа лжи венец:

Опять была в командировке,
Шеф на работе задержал,
Корпоративная тусовка,
Лифт неожиданно застрял…

Мой грех, мой крест — в прощенье с верой.
Крадусь в ночи домой, как вор.
А рядом совесть тенью серой
Мне свой выносит приговор.

На кухне кофе пахнет вкусно,
В дверях скулит голодный пес,
И рыжий кот до боли грустно
В пустое блюдце тычет нос.

Муж, уронив на пол мобилку,
С газетой, в обуви уснул.
Омлет нетронутый на вилке,
Окурок в кофе утонул.

Три брошенных «мужских начала»
Любимой женщиной… за что?
Вздыхая, совесть проворчала:
«Чем лучше там и лучше то?»

Здесь любит муж, квартира, дача…
Все состоялось, брось дурить!
А в сердце май цветет и плачет…
Душа не в силах то забыть!

БАБИЙ ВЕК

Я тебя убить готова,
А как встречу — тает лед.
Все тебе прощая снова,
С ядом пью любовный мед.

Сотню раз тебе твердила:
«На тебя мне наплевать».
Грабли под замок закрыла,
Больше чтоб не наступать.

Ты опять из прошлой жизни
Мне звонишь — и тает снег.
Сколько ж нас недолюбили
В наш короткий бабий век.

***
Мы встретились. Ты — ураган,
Я по судьбе несмелая.
Захлопнулся любви капкан
Весной под вишней белою.

В объятьях твоих сильных рук,
Как птица, окольцована.
Все под наркозом сладких мук
Тебе прощаю снова я.

Ты уходил не раз к другой,
А я с другим куражилась.
Терял от ревности покой,
Расстаться не отважилась.

Который год в зной и мороз
Два сердца так и маются.
Где тесно вместе, тошно врозь,
Семьи не получается.

ВСТРЕЧА ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ

У хозяйки роскошных волос
Чуть к вискам прикоснувшийся иней
Ветер с шеи сорвал и унес
В море шарф, как глаза ее, синий.

Мне б окликнуть ее, побежать,
Ту, что в 20 была всех дороже.
Повиниться, признаться, сказать
И к мечте прикоснуться, быть может.

Как ее я любил, ревновал,
Всех мужчин рядом с ним ненавидел.
Был застенчив, вздыхая, молчал,
В парке осенью с другом увидел.

Жизнь вдруг стала бесцветной, немой.
В осень ту, в разгулявшихся листьях
Пил, страдал я, прощаясь с мечтой,
С ней в стихах, в неотправленных письмах.

Мне за сорок. Конечно, встречал
Средь знакомых и просто прохожих
Нежных, милых и часто сбегал
Я от дам, на нее не похожих.

Рядом с ней располневший брюнет,
Но не друг. Не сложилось, похоже.
Увозил, взяв на катер билет
Ту, что в 20 была всех дороже.
Вечер в старом приморском саду
Засыпал в гроздьях рижской сирени.
Я в сиреневом пьяном бреду
Признавался в любви ее тени.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет