Яковлевский рынок нашего детства…

Вид на Яковлевский рынок со 2-й школы. 50-е годы

Вид на Яковлевский рынок со 2-й школы. 50-е годы

Стелла СОЛОНЕНКО

Вне всякого сомнения, самым значительным в нашем городе был и остается Гавриловский рынок. Но я хочу рассказать о рынке нашего детства.

Яковлевский рынок… Его пестрота и шум, его запахи и ларек, где продавали сладости, тянучки, петушки на палочке…
Мы намертво прилипали к заветному окошку без всякой надежды что-то купить. Хозяева будочки от доброты своей давали кому-то щепоть леденцов, которую мы поровну делили. Имена этих хозяев мне никакими стараниями не вспомнить.
Рынок в ту пору заменял нам все: кино, цирк, зверинец… Мы с интересом разглядывали разложенные на земле статуэтки, картины, на которых были медведи, олени, всадники. Мы вовсю таращили глаза, чтобы ничего не пропустить и все, все увидеть! Нам так хотелось отыскать волшебную лампу Аладдина!
Потом мчались в другой конец базара. Здесь в клетке сидел попугайчик. У нас замирало сердце, когда мы смотрели на его красивое оперение. Он без конца крутился и для желающих за деньги доставал клювом билетик «на счастье». В самом углу рынка слышалось кудахтанье кур, меканье коз, но они не были для нас интересны. Мы часами глазели на попугая, до тех пор, пока кто-нибудь не вспоминал о родительском поручении… Мы бежали домой, боясь получить по первое число.
В беготне проходил весь день. Вечером же со всех сторон улицы доносилось: «Домой!» Но домой идти не хотелось. У соседей, во дворе, каждый вечер надрывалась старая, с истертыми мехами, гармонь, и мы, притаившись у забора, слушали песни. К гармонисту присоединялись другие соседи. Сначала накрывали стол. Вперемежку с горами винегрета лежала серебристая килечка, кто-то приносил печеную картошку, кто-то бражку с запахом хлебного кваса. Иногда «по ошибке» туда добавляли и водки. И все хором хвалили: «Уж больно хороша бражка!» Блаженством наполнялась грудь, и начинался концерт: «Посіяла огірочки…», «И кто его знает…», «Ой, мороз, мороз», «Лучше нету того цвета», «Прощай, любимый город». — одна песня сменялась другой. Наслушавшись, мы шли домой.
Бабушка Марфа кормила нас пирожками, которые таяли во рту, и мы старались, чтобы ни одна кроха не упала. Потом укладывала спать… А утром, словно сговорившись, всей гурьбой снова неслись на рынок. Уж очень смущало нас мороженое в хрустящих вафельных стаканчиках…
Иногда, по праздникам, родители нам покупали сладости. Это было верхом мечтаний! Тогда мы не знали вкуса апельсинов, «сникерсов», «кока-колы». Но ни о чем сейчас не жалеем.
Наше детство пахло речкой, скошенной травой, самым вкусным снегом, шумным послевоенным детством.
P.S. Скажите, почему же нас иногда тянет в родные с детства места, как журавля в небо?
Почему, когда мы бываем там, замедляем шаг, всматриваемся, улыбаемся?
Наверное, потому, что мы у себя, дома…
И кажется, все давным-давно ушло, но чувства наши живут и звучат долгим трепетным эхом.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет