Зачем нужна оппозиция?

Евгений Фиалко

В последнее время много говорят об оппозиции. За право ею называться некоторые политические силы готовы бороться чуть ли не так же отчаянно, как и за власть.
С одной стороны такое положение вызвано тем, что успешная работа в оппозиции — это прямая дорога к победе на очередных выборах. С другой — наша власть заинтересована в создании оппозиции «под себя» — той, что вроде бы есть, но ничем реальным ей не угрожает. Достаточно вспомнить оппозиционеров-коммунистов, которые, «защищая народ», прекрасно сосуществовали с олигархами и кормились из их руки.

Оппозиция была, есть и будет во все времена. Даже когда никто не мог подумать об официальной альтернативной точке зрения, в лагерях для политзаключенных находились сотни инакомыслящих, а еще большее количество людей критиковало власть на кухне.
«Если б оппозиции не было, ее нужно было бы придумать», — сказал один известный западный политик и был тысячу раз прав. Оппозиция играет в обществе роль предохранительного клапана и помогает избежать разрушительной стихии народного бунта — «бессмысленного и беспощадного».
Но для умной власти оппозиция служит своеобразным зеркалом, в котором можно увидеть свои проблемы и попытаться их решать, если хочешь заручиться дальнейшей поддержкой людей.
К сожалению, чаще всего это только слова. Наши политические силы пока еще не доросли до такого понимания оппозиции. Они действуют по принципу «Победитель получает все», предпочитая жить по законам куриного насеста: забраться как можно повыше и гадить на тех, кто пониже. Они надеются, что всю жизнь просидят на верхней жердочке, но жердочка она и есть жердочка…
А что можно сказать об оппозиции? Видимо, благодаря разновекторности некоторых частей Украины, у нас сложилась настолько благодатная почва для оппозиции, что ее впору сравнивать с нашими знаменитыми черноземами. Даже на рассвете независимости, когда Украина считалась одним из оплотов СССР (по крайней мере, постоянно давала туда руководящие кадры), оппозиционное движение приняло такие масштабы, что потянуло за собой и правящую верхушку. Именно оттуда к нам пришли государственный флаг, гимн, герб и другие символы украинской державы, появилась тревога о судьбе украинского языка, переосмысление собственной истории и многое-многое другое. В конце концов, первый Президент Украины Леонид Кравчук, избранный на этот пост еще при Советской власти, заявил в инаугурационной речи, что хочет в своей деятельности опираться на Народный Рух Украины, хотя за полтора года до этого был главным идеологом ЦК КПУ.
Впрочем, на тех президентских выборах наша оппозиция показала и другую свою особенность: неумение договариваться и чрезмерные амбиции лидеров. Если от консервативного, коммунистического крыла выступил один Кравчук, то от демократических сил — не менее пяти кандидатов. Однако президентские выборы 2010 года перещеголяли все, что мы видели до сих пор: демократы «мочили» своих идейных союзников куда больше, чем врагов! Это, наверное, и есть особенность украинской политики — вот почему мы никак не можем не только построить более-менее зажиточное государство, но и вообще теряем свою независимость.
В Дружковке первый демократический оппозиционный митинг состоялся в начале февраля 1990 года на Октябрьской площади (кстати, он оказался и самым многочисленным за все годы существования оппозиции в нашем городе). Конечно, это произошло не в последнюю очередь потому, что весь Советский Союз тогда бурлил, внимая призыву Михаила Горбачева: «Вы давите на номенклатуру снизу, а мы — сверху!»
На том митинге собралось несколько тысяч человек. Большая часть — обычные граждане — пришли из простого любопытства и горячо аплодировали ораторам, которые были совсем не похожи на тех, «списочных» выступающих, которых они видели на протяжении всех лет Советской власти.
Где сейчас те, кого приветствовала тогда многотысячная толпа? Одни замкнулись в себе, другие озлобились на весь белый свет, третьи ушли навсегда из политики, четвертые вообще оказались «засланными казачками». От оппозиционеров первой волны не осталось ни одного активного бойца!
Аналогичная картина и со второй волной середины 90-х годов, и с третьей — начала 2000-х лет. Да что говорить — где те, кто активно участвовал в избирательной кампании 2004 года на стороне оппозиционного кандидата Ющенко? Их нет. «Последний из могикан» Виктор Овсянников проходит сейчас в качестве обвиняемого по судебному процессу и сторонится политики как черт ладана.
Оппозиционное движение не приживается в Дружковке, словно дерево на бесплодной почве. У нас нет ни ярких лидеров, которые бы вели активную борьбу на протяжении нескольких лет, ни системной оппозиционной работы. Мы даже умудрились за эти годы потерять газету «Окно», бывшую одно время мощной трибуной для альтернативной точки зрения.
Как правило, оппозиционные партии (а таковыми являются, пожалуй, все, кроме Партии регионов, которая за эти годы ни разу не упускала бразды правления из своих рук) появляются накануне очередных выборов, как подснежники из-под снега. Они ставят палатки, раздают листовки и буклеты, выдвигают своих людей в избирательные комиссии — спешат отчитаться наверх о проделанной работе и получить, естественно, деньги. Иногда среди «активистов» попадаются такие, кто не знает даже фамилии своего лидера и, не стесняясь, голосует за кандидата от власти. Все это настолько дискредитирует оппозиционное движение, что оно вянет на корню, не успев расцвести и дать хоть какие-то плоды.
Принципиальное значение имеет для оппозиции поддержка из центра, но лидеры партий предпочитают обходить провинцию стороной — они значительно комфортнее чувствуют себя в столице. Вообще создается впечатление, что и эти лидеры преследуют только коммерческие цели: максимально «покосить зелень» в избирательную кампанию, а потом подороже продаться. В результате, мы от выборов к выборов наблюдаем жалкий результат, когда оппозиционные партии, вместе взятые, с трудом набирают несколько процентов голосов.
Но и на этом все не заканчивается: нередко затем начинаются разборки, сведения счетов, которые с удовольствием подхватываются местными СМИ, спешащими кинуть поленья в костер, на котором испокон веков сжигали инакомыслящих. В таких условиях, конечно, говорить об оппозиции как о серьезной политической силе не приходится. Но если ее нет внизу, то не будет шансов изменить что-то и наверху.
Однако, несмотря на все это, оппозиционные настроения не исчезают, а ширятся, хотя, возможно, и не так быстро, как кому-то хочется.
Возьмем голоса, поданные в нашем городе за официально оппозиционный БЮТ на трех последних выборах: 2006 год — 1517 голосов, 2007 — 1659, 2010 — 2658. Это при всех тех особенностях «национальной избирательной кампании на местном уровне» и возможностях манипуляций, о которых говорилось много раз.
Думается, даже в таких маленьких городах, как Дружковка, есть место для оппозиции, если в этом будет заинтересована не только сама оппозиция и (представим на секунду!) сама власть, но и все мы. Потому что только при конкуренции наступает прогресс, а монополизация ведет к застою и развалу (яркий пример — Советский Союз). А прогресс не имеет политической окраски, и от него выигрывают все.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет