Золотое время отпусков…

Стелла СОЛОНЕНКО

Какая магнетическая сила таится в этих словах! Они завораживают и не отпускают. Не правда ли, под лаской весеннего солнышка к сердцу проникает его тепло и по всему телу разливается приятная истома будущего отдыха, избавляя нас от этой зимней, трехмесячной спячки?..

У нас, в ПЭО машзавода, график отпусков составлялся в конце года, а в январе на доске приказов он уже висел. Вверху значилось «Утверждаю», за подписью начальника отдела Г.П. Григорьяна, и рядом: «Согласовано с профкомом». А ниже — фамилии, имена, отчества, должности. Против каждой — когда был использован отпуск и когда он тебе положен.
По-разному проводили люди отпуска. Большинство, конечно же, устремлялось в Крым, на Кавказ или в Прибалтику. Одни — по путевкам, другие — дикарями, третьи, счастливчики, имея в этих краях родственников, каждый год «радовали» их своим появлением. Некоторым скажи про Кавказ, особенно мужчинам — безразлично махнут рукой. Мол, разве на Кавказе бывает настоящая рыбалка, как у нас на «Голубых озерах» — с друзьями, с ухой, приготовленной собственноручно, не уступающей высококлассным поварам, и, конечно, с бутылкой, «изготовленной из отборного зерна»?..
Другим хотелось бы очутиться на шумных улицах Киева, Одессы, Москвы, Питера — посетить театры, музеи, выставки и т.д. Молодым мамам (и это желание постоянно), чтобы их чада развивались умственно и духовно, взирая на ту лесную красоту, чем богата и разнообразна турбаза «Алмаз».
И вот, благодаря путевке, врачебному заключению и графику, мне представился случай посетить Северный Кавказ. Начитавшись всякой литературы, я знала, что меня ждут ни с чем не сравнимые по красоте горы и целебные источники. Уже одно предчувствие этого делало поездку чудесной. В дороге к нам присоединилась группа туристов из других городов Донбасса. И мы все безмерно наслаждались райскими днями будущего путешествия.
Северный Кавказ всегда считался страной туризма и альпинизма с живительными источниками минеральных вод, целебная сила которых была давно известна. А сказочность кавказских вершин Эльбруса, Домбай-Ульчена, Бештау, Машука и места, связанные с пребыванием в этих краях А.С. Пушкина и Ю.М. Лермонтова, всегда вызывают особенный интерес и волнение.
Горы Кавказа… На седых их вершинах берут начало бурные реки. Нрав их стремителен, переменчив и загадочен. За горами — горы. И в иные минуты крутизна дороги захватывала дух, и казалось, что тени орлиных крыльев касались нашего «Икаруса».
Наконец-то, наша дорога на Кисловодск вывела на зеленую поляну, где можно было передохнуть, перекусить, утолить жажду — источники были рядом. А воздух такой, что его пьешь, как минеральную воду — в нем растворены запахи горных лесов и аромат экзотических цветов. По прибытию в Кисловодск мы устроились в шикарном комплексе турбазы «Беркут» с рестораном, танцевальным залом, с оглушительной музыкой и ее световыми эффектами. Но, как романтиков двадцатого века, нас больше привлекала красота гор и природы. Экскурсовод-кавказец по имени Спартак взял нашу группу под опеку и поведал план путешествия по ближнему маршруту: к скале «Замок», «Кольцо-гора», «Скала Лермонтова» и, наконец, «Долина очарования». Отправляясь к скале «замок», поначалу шагали весело и бодро, с разговорами, шутками. А между тем, тропа становилась круче и круче, теснее подступал лес. Сосны закрывали все, кроме узеньких просветов неба над головой. Разговоры постепенно затихали, а когда, через время, оказалось, что прошли половину пути, наша группа далеко растянулась по тропе, и мы уже упирались руками в колени, проклиная романтику, туфли и все на свете. Слеза умиления уже не прошибала. Дойдя до «Замка», у ее подножия, мы увидели, что здесь пестрели киоски с сувенирами, вразнобой орала из динамиков музыка, приветливые кавказцы жарили шашлыки, шипела из красивых бутылочек «пепси-кола». Кипела жизнь!Многие туристы активно подкреплялись перед штурмом вершин, и сладкий дымок мангала вызывал у нас зависть. «Ух, по шашлычку бы!» — угадав наши мысли, с улыбкой потирая руки, восклицал Спартак.
У подножия туристам по их желанию выдавали на прокат разные приспособления для боязливых: «кошки», которые надеваются на ботинки, чтобы продвигаться свободно по склону горы; разные крючья, веревки, железки, за что держатся альпинисты в случае срыва. «О, Господи!» — подумала я. Опытный, знающий Спартак все толком объяснял, но никто из нас, за исключением некоторых мужчин, не отважился ничего взять. К нам подошел опытный альпинист и принялся успокаивать, что безопасность похода обеспечивается наблюдением спасателей и медперсонала — главное — погода. «Да вы не переживайте! — участливо сказал он, обращаясь ко мне. — Тут и вертолет летает!» — «Ну, спасибо, обрадовали!» — без восторга я глянула на него. Эта хохма, очевидно, была старая, и собравшиеся громко захохотали.
На свою турбазу мы вернулись к вечеру. Мужчины, как и водится, решили отметить первое путешествие, первый маршрут, пригласив нас: «Милости просим!» Вечером развели небольшой костерок, принесли водку, а мы — несколько бутылок «Нарзана» (пить так уж пить), пакеты с едой.
Спартак принес сноп шампуров с сырым мясом, причем шампуры были не металлические, чему мы удивились. И он объяснил, что самое лучшее для приготовления шашлыка — это молодые побеги шиповника, очищенные от кожуры: они не горят, а мясо с соком этих веток приобретает особый шик, в чем мы и убедились.
Приготовление шашлыков он никому не доверил. Все уселись рядышком на траве. Каждый пробовал, ел, что хотел. В центре круга с едой красовался французский коньяк, но его не оценили — кто-то сказал: «Самогон — только и того, что пузырек красивый!»
Вечер, веселое настроение брали свое. Кто-то уже с охрипшим шиком под гитару запел:
Холостою жизнью я извелся,
Жалок мне мужчина холостой.
И поэтому я обзавелся
Молодой красавицей женой.
Жена, ведь ты от Бога мне дана!
С тобой одной — и счастье,
и покой.
— Вай, генацвале! Хотя это и нехорошо! — воскликнул Спартак, — а вот у меня, такой распорядок шальной:
Он горче полыни и пэрца:
Никак не уйду от родной,
Чужую — не вырву из сэрдца!
И, как бы смахнув слезу, залпом осушил стопочку с французским коньяком: «А-а! Генацвале, чего говорить!»
Навдохновившись едой, весельем, песнями мы возвращались в «Беркут» и засыпали, довольные собой и жизнью.
На следующий день Спартак объявил: «Знакомство с городом и его достопримечательностями», А город был очень красив в эти летние дни! Цветы на бульварах, на площадках лестниц, у фонтанов — и в этих цветах, казалось, утопал весь Кисловодск. Мы ходили по улицам и любовались их красотами. От нарзанной галереи тянется проспект, на котором в чаше красуется «Каменный цветок» из красных, синих, серых, переливистых, драгоценных камней Урала, со скульптурной композицией хозяйки «Медной горы» и мастера Данилы — по сказаниям П.П. Бажова. Сколько же вложено в эту сказочную композицию мастерства, мысли, художества и таланта мастеров-резчиков! По мотивам этого произведения были поставлены балет «Сказ о каменном цветке» и одноименная опера в Большом театре.
В лучах яркого солнца перед нами предстал парк, окруженный горами, на вершинах которых нетронутая дикая природа. Площадь около 40 га. Искусственные пруды, редкие экзотические деревья и кустарники, начало посадки которых исчисляется с 1850 года. На каждом дереве этикетки-паспорта: родина, наименование, год посадки, возраст. Эта божественная красота зачаровывала…
Из Кисловодска «Икарус» умчал нас в Пятигорск, Ессентуки, Железноводск. Мелькали поселки, зелень виноградников, рощи маслин, приусадебные участки с изобилием плодов. Но достигнуто это не только за счет благодатного климата, а прежде всего трудом терпеливых людей.
Подъезжая к Пятигорску, в окружении небольших скал, мы увидели озеро Тамбукан, наполненное горько-соленой водой. Его иловый слой используется в грязелечебницах этих мест. По дороге в Железноводск, на одном из крутых склонов горы, мы послушали музыкальные струны эоловой арфы, побывали в гроте Дианы, куда в самый ясный, жаркий день, не проникает ни один луч солнца — царят вечный полумрак и прохлада. Посещение Железноводска разжигало наше желание поскорее увидеть пушкинскую галерею и бывший ханский дворец Эмира Бухарского — архитектурный памятник XVI-XVIII вв. Пожалуй, эти достопримечательности являются главными в городе, привлекая своей неповторимостью, великолепием и роскошью архитектуры не только наших соотечественников, но и десятки тысяч туристов из-за рубежа. Здесь мы бродили во времени…
Всматриваемся в портрет могучего хана, разодетого в меха, в роскошные яркие ткани, золотая цепь на шее — могучий был человек. Под стеклом каждая драгоценность имеет свою историю, легенду. Пушкинская галерея и ханский дворец оставили неизгладимы след в моей памяти.
И снова в путь, в конечный город нашего турне.
Ессентуки — это город-курорт, он входит в группу «Кавказских Минеральных вод» в долине реки Подкумок. Обилие солнечного света, тепла, множество цветов, источники минеральной воды, каскад фонтанов, бассейн с красными рыбками — все здесь пленяло посетителей божественной красотой и бодрым настроением. Богаты музеи Северного Кавказа, многочисленны его памятники. Красочна и своеобразна природа этого края. Он обладает притягательной силой, и хотелось бы посетить его снова… Но такая роскошь сегодня, к сожалению, непозволительна.
P.S. На каждой турбазе широко применялось лечебно-диетическое питание и строго по часам прием минеральной воды. Это открывало возможности профилактики многих заболеваний. Каждый из нас, туристов, старался сочетать приятное чувство от увиденного с полезным — для здоровья.



Понравилась статья? Оцените ее - Отвратительно!ПлохоНормальноХорошоОтлично! (Нет оценок) -

Возможно, Вас так же заинтересует:
Загрузка...

Комментариев еще нет